ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Настоящая любовь и другие напасти

С удовольствием перечитала. Чувственный роман! >>>>>

Кровь нерожденных

Прочитала с удовольствием! Советую. >>>>>

Дни и ночи

Мне понравилась история!!! >>>>>

Не для тебя

Не осилила даже аннотацию)))) гугл- перевод? >>>>>

Не для тебя

Ужасный перевод! >>>>>




  2  

С тех пор тролль Сигурд всегда путешествовал с Кэти. Отмытый и причесанный, он скептически и нахально взирал на все новые и новые места ее работы и проживания, не давая безудержному оптимизму девушки разыграться в полную силу.

Она гуляла с чужими собаками в Центральном парке Нью-Йорка, заклеивала конверты на почте в Чикаго, жарила пончики в закусочной пригорода в Теннесси, водила экскурсии по индейской стоянке в Милуоки, состояла в Армии спасения в Техасе, ездила в летний лагерь командиром девочек-скаутов в Монтане... короче, за три года Кэти Спэрроу освоила массу разнообразных профессий — и не приобрела ни одной толковой. В двадцать пять лет ей пришлось вернуться в Нью-Йорк, потому что мама с папой — убежденные йоги и буддисты с многолетним стажем — решили пойти по Пути Просветления и отправиться-таки в благословенную Индию. Насовсем.

Она не виделась с родителями со времен колледжа и выяснила, что за эти годы они довольно далеко ушли по означенному Пути. В том смысле, что на бренный мир взирали с благостной улыбкой, Кэти назвали «сестрой» и пожелали ей счастья, вручили пухлый портфель с бумагами — и укатили в Индию. Ошеломленная Кэти вернулась из аэропорта в пустой и пронизанный солнцем дом, из которого уже давным-давно исчезли потихоньку вся мебель и бытовая техника — просветленные родители спали на тростниковых циновках, а готовили в саду на открытом огне. Пахло сандалом, корицей, мускатом и марихуаной, тихо звенели забытые под потолком колокольчики, и Кэти вдруг обнаружила, что не испытывает ни грусти, ни растерянности, ни особого желания жить в этом доме. Слишком давно она уехала. Слишком давно оторвалась от собственных родителей. Да и потом — они же не умерли? Они поехали туда, куда им всегда хотелось, где они будут счастливы, — о чем же жалеть?

Кэти села, скрестив ноги, на теплый и пыльный пол и принялась разбирать бумаги из портфеля.



Выходило так, что дом ей бы и не достался в любом случае. Родители продали его полгода назад, с правом проживания до момента отъезда. Долгов не оставили — в смысле оставленные ими для Кэти деньги полностью покрывали все долги. Ее собственный счет, открытый в год рождения Кэти, на который мама исправно клала по праздникам один доллар, насчитывал три тысячи четыреста двадцать восемь долларов пятнадцать центов.

Самой ценной находкой в портфеле оказалась записка от мамы. Судя по всему, написана она была около года назад, когда Кэти жила в Техасе. Мама — учитель литературы и автор нескольких дамских романов в мягкой обложке — любила писать вычурно и непонятно, иногда игнорируя запятые и точки и начисто не признавая заглавных букв.


«возлюбленная дщерь, предпочитающая пыльный запах раскаленных прерий раскаленному зловонию пыльного нью-ада и правильно делающая, на всякий случай, коему всегда есть место в жизни мгновенно живущих и не слышащих скрипа великого колеса а потому не видящих ничего, но желающих многого, мы с возлюбленным парвани чьи чресла породили тебя из моего чрева решили сбросить с себя оковы цивилизации и познать счастье бесконечного поиска истины в месте сосредоточения просветления, иными словами, скоро мы уезжаем в индию, где и намерены поселиться в тишине, любви и покое, кэт, мне страшно жаль, но похоже тебе в наследство мы оставляем только чистую совесть в смысле выплаченных долгов и кредитов, а также полную свободу действий собственно как и всегда, надеюсь, ты не подалась в ковбои? с тебя станется потому и спрашиваю, будь счастлива, не выходи замуж за кого попало, да, так вот на всякий случай оставляю тебе телефон дяди фила может что и выйдет, если он еще не потерял свою печень в борьбе с крепкими напитками. обычно побеждал всегда фил но годы могут взять свое, как я понимаю, фил как и ты связан с искус... (зачеркнуто)... исскусс (зачеркнуто)... проклятое словечко никогда не помнила как оно правильно пишется! в общем, что-то там по твоей части, целую тебя, кэт, и папа тоже передает привет, лакшмиваринаянга (мама)».


Кэти Спэрроу перечитала письмо для верности еще пару раз и усмехнулась. Мама в своем репертуаре. Увлекающаяся натура, что поделать. Телефон дяди Фила — это прекрасно, хотя вполне может оказаться, что на самом деле дядя Фил никакого отношения к искусству не имеет (впрочем, как и сама Кэти), а занимается, к примеру, ремонтом холодильников. Мама никогда не запоминала фактов, которые были ей неинтересны.

  2