ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Властелин

Восхитительно! Автору благодарность за идею, такого ещё не было, за стиль - очень хорошо провела время, и за настроение... >>>>>

Милая плутовка

19-09-2018 21:33:28 1.Любят только раз 2.Нежная мятежница 3. Милая плутовка 4. Нежный плут 5. Магия любви 6.... >>>>>



загрузка...


  1  

Сандра Мэй

Флирт на грани фола

1

– Ваше дыхание выравнивается. Вы абсолютно спокойны. Вы прекрасно выглядите. У вас нет никаких проблем. Вы спокойны. Спокойны. Спокойны…

Ну вот, а теперь, когда все мы успокоились, давайте посмотрим на своего соседа и поздороваемся. Просто поздороваемся. ПРОСТО поздороваемся!

Несколько глубоких вдохов. Помните, что вы абсолютно спокойны. Мир вертится вокруг вас, и вам нет до этого никакого дела.

Вы задаете орбиты вращения и скорость движения, вы диктуете правила игры и условия сделок, вы доброжелательны и благосклонны – ибо сильный человек всегда благосклонен…

Мистер Джеймс, не нужно плакать. Не нужно, мой дорогой, все ведь в порядке, не так ли? Дайте ему воды кто-нибудь…

Так, прекрасненько. На чем мы остановились? Ах, да. Теперь давайте знакомиться поближе. Вот вы, мисс. Да, да, темные волосы, короткая стрижка. А что вы так удивляетесь? Разве здесь есть еще кто-нибудь с темными волосами?

Миссис Лью, не надо нервничать. Блондинка – не приговор, я всегда это говорил. Среди светловолосых полно умных людей. Кроме того, мы с вами попробуем рыбную диету, специально для блондинок…

– Но я не блондинка! Я – Весы! А в гороскопе написано…

– А… Понимаю. Да. Конечно. Чуть позже. Итак, темненькая мисс…

– Слай.

– Сталлоне.

– Что, простите?

– Ох, ничего, это я так, вырвалось… Просто есть такая игра – в ассоциации.

– Правда?

– Ну… да. Ассоциативные пары, понимаете? Пирог – черника, армия – Спасения, Слай – Сталлоне…

– Почему?

– Э-э… ну… потому что Сталлоне зовут Сильвестр.

– Ну и что?

– Собственно, ничего, но… сокращенно – Слай.

– Почему?

– Мама так назвала. Возможно. Итак, вы – мисс Слай. А имя?

– Я же сказала.

– Нет, это фамилия. Как вас называют окружающие?

– «Э-э, мисс!»

– Что, простите?

– Так меня называют окружающие.

– Понятно. Но ведь имя у вас есть?

– Да. Но меня им никто не называет.

– Как это может быть! Вы же написали, что работаете в большом дружном коллективе! Вы на хорошем счету, босс привык полагаться на вас – кстати, как вас зовет ваш босс?

– «Мой говорящий костыль».

– Кхм!!! Оригинально. Он что, хромой?

– Что вы! Он – полубог.

– Это с боссами бывает. А зачем ему костыль?

– Он… не очень хорошо умеет организовывать свой распорядок. Вечно забывает все. А я все знаю. Он без меня никуда.

– Так. Спокойно. Еще разочек. Мисс Слай, в ваших водительских правах написано: Слай, потом имя…

– У меня нет прав.

– Как это?

– У меня и машины нет.

– Понятно. Проблемы со здоровьем?

– Нет, что вы, все хорошо, спасибо.

– Пожалуйста. Кстати! В страховке – страховка-то у вас есть? – написано ваше имя. Назовите его нам. И не надо нервничать!

– Сюзи… ой, то есть… Моника!

– Отлично! Давайте все дружно поаплодируем Монике Слай за ее храбрость. Перерыв десять минут. Увидимся в зимнем саду.

Доктор Шеймас Пардью дождался, пока за последним из его пациентов закроется звуконепроницаемая дверь, и со стоном повалился на кушетку – непременный атрибут кабинета психотерапевта, каковым Шеймас Пардью и являлся.

Положительно, этот кошмарный город делает из нормальных людей дураков, а из дураков – дебилов. Неизвестно, в чем тут дело, возможно, в атмосфере и глобальном потеплении, но каждая новая его группа хуже предыдущей. Хотя, казалось бы, куда уж…

В прошлой группе была Камилла Шо. Она в каждом мужчине – от пятнадцати до девяноста пяти – видела потенциального насильника. Бурно обсуждавшийся в прессе законопроект о сексуальных домогательствах в общественных местах привел к тому, что Камилла вооружилась с головы до ног и даже во время сеансов сжимала в кулаке баллончик с газом. Вопрос о кушетке и индивидуальных занятиях доктор Пардью даже не поднимал.

Мистер Вотчел был страшно озабочен проблемой собственного старения, которое начинается, как известно, с двенадцати лет. То есть, это мистеру Вотчелу стало известно, давно, еще во время учебы в колледже. Под влиянием этой неумолимой теории мистер Вотчел облысел в двадцать, потерял зубы в двадцать пять, а в двадцать семь стал полным импотентом. В день, когда ему исполнилось двадцать восемь, его, обливающегося слезами над собственным завещанием (шестым по счету), силой скрутили родственники и привезли к мистеру Пардью.

Еще была миссис Хэндсмоуки, она в истерики не впадала, а планомерно готовилась к смене магнитных полюсов Земли. Однажды она включила радио – и услышала окончание фразы диктора: «…скоро произойдет полная смена полюсов и с небес попадают самолеты, а часы пойдут в другую сторону». Полгода миссис Хэндсмоуки потратила на рассылку писем в ведущие научные организации Штатов, требуя открыть общественности горькую правду, а потом обратилась к мистеру Пардью.

  1  

Загрузка...