ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Право выбора

Интересная задумка, для оценки 5 не хватило глубины характеров героев, поэтому 4. >>>>>

Неудержимая страсть

Книга держала все время в напряжении. Из-за недомолвок, недосказанности, неуверенности гг потеряли столько времени!... >>>>>




Loading...
  2  

По чистой случайности Тереза оказалась в городе — она решила навестить родственников. Женевьева в это время считала последние гроши, и подруга решила помочь ей. Тереза рассказала Женевьеве, что Лукас, на которого она когда-то работала, как раз находится в Чикаго и ищет помощника.

«Что мне делать? — мучительно размышляла Женевьева. — Следует ли сказать ему, как я благодарна Терезе? Не покажусь ли я при этом слишком отчаявшейся?» Она не знала, как поступить. Несмотря на свои двадцать шесть лет, она ни разу не оказывалась в подобных ситуациях.

«Действуй по наитию», — велела она себе. Хотя именно благодаря своему наитию она доверилась Барри и позволила ему обокрасть ее, предать и вообще причинить страдания.

Но ведь Тереза и вправду заслуживает похвалы!

— Тереза святая, — произнесла Женевьева и покраснела, когда Лукас выгнул бровь. Тереза имела репутацию любительницы вечеринок, хотя была очень образованной и никогда не позволяла себе ничего лишнего на работе. — Ну, не совсем святая… но она действительно очень хороший человек. Чтобы это понять, нужно с ней познакомиться, — уточнила девушка. — Я… вы, конечно, ее хорошо знаете…

Выражение лица Лукаса оставалось непроницаемым. Ждет, когда Женевьева сильнее разнервничается?

Женевьеве хотелось закрыть свой рот рукой. С какой стати она несет эту чушь? Лукас Макдауэлл, очевидно, не считает ее идеальным кандидатом на должность. Теперь он подумает, что у нее ветер в голове гуляет, и откажет в приеме на работу!

— Я очень благодарна ей за то, что она организовала для меня это собеседование, — довольно неубедительно закончила Женевьева.

Он оглядел ее — быстро, но очень внимательно. Ей показалось, он прочел ее мысли и даже сумел разглядеть под одеждой нижнее белье. Лукас что-то небрежно нацарапал в блокноте. Сердце Женевьевы забилось еще чаще. Она уже представила, как тратит последний цент и теряется в догадках, что делать дальше…

— Мне очень жаль. И… мистер Макдауэлл, пожалуйста, можем ли мы начать все сначала? — спросила она.

Он положил блокнот и обошел письменный стол. Прислонившись к столу, скрестил руки на груди. Теперь он стоял так близко и казался таким высоким, что Женевьеве пришлось поднять голову, чтобы встретиться с его проницательным взглядом.

— Начать сначала?

— Да. Вот так — меня зовут Женевьева Патчетт. Я знаю, что у вас имеется свободная вакансия, и очень хотела бы получить эту работу. У меня есть рекомендации. — Она достала список поручителей, который помогла ей составить Тереза, и протянула его Лукасу.

Из-за того что рекомендации были предоставлены в основном теми, кто, возможно, не знал о неприятных слухах, которые Барри распространял о ней, Женевьева почувствовала себя виноватой. Она хотела попросить Лукаса не верить сплетням, но Тереза запретила ей это делать. Тем не менее ей было трудно держать язык за зубами. Ложь, даже непроизвольная, была противна Женевьеве.

Лукас взял протянутый ему лист бумаги и, так и не посмотрев в него, положил на письменный стол.

— Они вам не нужны? — с придыханием спросила она.

— Я в них не нуждаюсь. Я уже знаю все, что мне нужно знать. Если бы я не проверил заранее всю информацию, вас бы здесь не было.

— Понятно, — тихо сказала она. У нее голова пошла кругом. Что он о ней знает?

В первый раз за все время Лукас едва заметно улыбнулся. Хотя он и казался человеком жестким, но даже намек на улыбку преобразил его лицо, сделав его завораживающим и энергичным. Но опасным. Осознав это, Женевьева попыталась глубже забиться в кресло, но потом, словно опомнившись, снова выпрямила спину и вздернула подбородок. «Постарайся хотя бы казаться уверенной и компетентной!» — приказала она себе.

— Вряд ли, — сказал он. — Но это не ваша вина. Предлагаемая работа не будет похожа на ту, которая была у вас раньше.

Она открыла рот, чтобы сказать, что никогда и нигде не работала, а затем сомкнула губы. Мистер Макдауэлл сказал, что знает ее прошлое. Если он действительно говорил правду, то ему известно, что у нее совсем нет опыта работы. Но, возможно, он хотел проверить ее на честность? Женевьева открыла рот снова, затем снова сомкнула губы. Благодаря честности она может потерять шанс получить эту работу. А тогда ей придется…

— Я… — Она закрыла глаза, приготовившись сказать что-нибудь правильное или, по крайней мере, не ляпнуть какую-нибудь глупость. Следовало выбирать: либо честность, либо голод. Но ведь не может же женщина есть на завтрак свою честность!

  2