ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

В любовной западне

Честно, роман не понравился. Понятно, что детство у обоих было тяжелым, но если бы было поменьше постельных сцен,... >>>>>

Цена ее невинности

Прочла до середины и потом концовку. Не особо. Сюжет, может, и неплохой, но вот поведение обоих героев странное.... >>>>>

Дар небес

Какая ты все же дурочка, Джен! Жалко гг-я .5/3- >>>>>

Во власти мечты

Сказка о Золушке не такая наивная, как этот роман.. многое перелистывала. >>>>>




  1  

Сандра Мэй


Поцелуй ангела

OCR: vetter

SpellCheck: Karmenn


М.: Издательский Дом «Панорама», 2011. – 192 с.

(Панорама романов о любви, 11-101)

ISBN 978-5-7024-2847-5

© May Sandra

Аннотация

Джессика Лора Махоуни молода, симпатична и весела. Ее любят дети и собаки, а она любит весь мир. Какая жалость, что в этом мире приходится еще и работать. Впрочем, устраиваясь няней в семейство настоящего графа, она никаких подвохов не ждала. С детьми Джессика всегда ладила, да и пожить в настоящем замке когда еще придется! Вот только вместо старинного замка пришлось ей жить в продуваемой всеми ветрами развалине, детишки оказались истинными демонятами, а граф… да разве это граф?! Это же сплошное недоразумение, а не граф… кроме того… кажется… ну то есть… понимаете… в общем-то, если бы не его ужасный характер… Кажется, она влюбилась!

1

Джесси мрачно уставилась в окно, надув губы и задумчиво раскачивая погибшую туфлю на пальцах ноги.

Туфля – как и жизнь Джесси в целом – погибла четверть часа назад, на рабочем месте, в одночасье превратившемся в поле битвы. Каблук сломался…

Все из-за этого урода и его малахольной супружницы, не говоря уж о Мэгготше!

Джесси уронила туфлю и со вздохом встала. Надо собирать вещи, никто ее тут долго терпеть не будет, проклятые капиталисты…

Она швыряла в сумку немудреные свои вещички, не особенно заботясь о том, чтобы сложить их поаккуратнее. Вообще-то Джессика Лора Махоуни порядок любила – но не в минуты же душевных терзаний, верно?

В дверь заколотили так энергично, что любой другой на месте Джесси подпрыгнул бы до потолка, но она и ухом не повела. Дверь сотрясалась, Джесси опустошала шкаф, за окном светило солнце.

Настойчивый посетитель маленькой комнатки Джесси перешел к воплям. Сочное контральто взревело не хуже сирены на маяке:

– Мисс Махоуни! Потрудитесь немедленно открыть дверь! Эта комната вам больше не принадлежит!

Джесси, проходя мимо, нажала кнопку на стареньком, еще кассетном «Шарпе» – и сочное контральто немедленно потерялось на фоне взревывающих и мяукающих звуков, которые Стивен Тайлер из «Аэросмита» упорно называл вокалом…

Через пять минут Джесси застегнула сумку, на цыпочках подошла к двери и резко распахнула ее.

Миссис Триш Мэггот, корпулентная дама с усами, подсиненной прической «боб», в твидовом полосатом костюме и практичных домашних туфлях, едва не потеряла равновесие и не ввалилась прямо в комнату, ибо к этой минуте немного подустала биться об дверь и решила к ней привалиться.

Миссис Триш Мэггот была домоправительницей в семействе Линчей, по-старомодному – экономкой, и в ее ведении был весь женский обслуживающий персонал. Тот самый, к которому еще два… нет, уже два с половиной часа назад принадлежала Джессика Махоуни.

Поскольку сведений много, а ясности никакой, попытаемся систематизировать эти самые сведения, пока Джесси неторопливо спускается по лестнице, а миссис Мэггот идет за ней по пятам, громко отчитывая напоследок свою бывшую подчиненную…


Джессика Лора Махоуни родилась неполных двадцать два года назад в семье совершенно обычных обитателей знаменитого лондонского Сохо – художницы и поэта, естественно, непризнанных.

Непризнанность родителей, а также наличие маленькой Джессики вовсе не мешали им жить довольно весело и безалаберно, дни и ночи напролет веселиться, ходить на вернисажи, выставки, поэтические вечера, литературные диспуты, в гости, принимать гостей, ездить на пикники, устраивать джем-сейшены, ходить на демонстрации, участвовать в велопробегах, подрабатывать в маленьких издательствах… Словом, первые годы жизни Джессики прошли весьма и весьма бурно.

Кроватки у нее не было – ее заменяла изумительная винтажная ивовая корзина, благодаря которой молодые родители с чадом не расставались ни на минуту. Детские одежки доставались маме Меган от разнообразных подруг и друзей, среди которых, как и положено в Сохо, попадались представители самых разных социальных слоев. Читать Джесси выучилась по томику Оскара Уайлда, писать и рисовать начала на обороте больших листов ватмана, испещренных разноцветными пятнами и линиями, – мама Меган тяготела к неоавангардизму.

Детство и отрочество Джесси ничем выдающимся отмечены не были, разве что фурором, который она произвела на школьном вечере, заявившись туда в драных сетчатых колготках, голубых ботфортах с «бриллиантовыми» пряжками и мини-платье из разноцветных кусочков меха и кожи – сама сшила и страшно этим гордилась. Школа в Сохо – это вам не Итон, конечно, но многие вздрогнули. Фрики в Лондоне никого не удивляют, однако некоторые стереотипы ломаются с трудом.

  1