ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Похороните меня за плинтусом

Интересная книга. Спасибо автору. Хотелось бы узнать, почему посвяящается Ролану Быкову..... >>>>>




Loading...
  1  

Кэролайн Линден

Твой сладкий поцелуй

Пролог


Она называла себя мадам де Латурс и утверждала, что имеет отношение к французской аристократии. Мадам отличалась броской красотой и любила устраивать приемы, хотя большинству респектабельных людей никогда бы даже в голову не пришло посетить ее салон. Как и большинство француженок, ее отличали изощренный вкус и высокомерное отношение к окружающим, со своей прислугой она обращалась пренебрежительно.

Когда в соседнем доме появлялся новый симпатичный лакей, ни одна из служанок мадам долго не раздумывала о том, чтобы состроить ему глазки. Работа у мадам не давала никаких привилегий, и если девушки могли хоть немного повеселиться со слугами из соседних домов, то так и делали.

Том, второй лакей Гривз-Хауса, был высоким и симпатичным, с карими глазами и самыми упругими икрами и Лондоне. Загадочный и обаятельный, он никак не походил на лакея. Вскоре за его внимание среди прислуги развернулось почти открытое соперничество, и в течение двух недель Том мог бы заполучить любую из служанок мадам, всего лишь кивнув ей или поманив пальцем.

И сегодня, когда у мадам проходил званый вечер, он подмигнул Полли, служанке мадам, проскользнув следом за ней через открытую дверь кухни.

— Добрый вечер, мисс Полли, — прошептал он, пока она поспешно складывала на поднос булочки для гостей.

Полли открыла рот от удивления, но быстро справилась с собой.

— И вам добрый вечер. — Она обернулась и поставила поднос на стол. Вблизи плечи Тома оказались еще шире, и Полли затрепетала от восхищения, что сегодня вечером может хорошо рассмотреть их. — Сегодня в Гривз-Хаусе нет работы?

Том пожал плечами, прислоняясь к дверному косяку, но при этом оставался в тени.

— Хозяин уехал, поэтому у меня свободный вечер. А у вас тут запарка, да?

Любой болван заметил бы это. Люди приходили и уходили, гости играли на пианино, причем гости мадам не отличались хорошим поведением. Полли вытерла руки о край фартука. Она была обязана обслуживать этих гостей, вынужденная, как и другая прислуга сегодня, взвалить на себя дополнительные обязанности. Но здесь был Том с озорным блеском в глазах…

— Да не очень. Не настолько суетно, чтобы я не могла уделить вам минутку, — робко ответила Полли. — Но найдется ли она у вас?

— Сегодня, Полли, у меня для вас намного больше времени.

Полли тут же забыла о подносе с пирожками. Она увлекла Тома за собой вверх по черной лестнице в единственную комнату, в которой, она знала, их никто не побеспокоит. Это была гардеробная хозяйки.

Все шло так, как мечтала Полли, как вдруг Том поднял голову и прислушался.

— Ш-ш-ш, — прошептал он, схватив Полли за руки. — Тише!

Она остановилась, старательно прислушиваясь. Из соседней комнаты доносились голоса, мужской и женский. Мадам поднялась наверх со спутником.

— Черт возьми! — выдохнула Полли. — Меня выгонят. — Том прикрыл ей рот рукой, и она замолчала, едва дыша. Одно дело просто увиливать от своих обязанностей, и совсем другое — быть пойманной за любовной интрижкой самой хозяйкой.

— Ты игнорируешь меня, — жаловалась мадам с сильным французским акцентом. — За эти две недели мы почти не виделись, я скучаю без тебя…

— Ладно, ладно. — Мужской голос был резким, отчетливым и нетерпеливым. — Не волнуйся так. Посмотри, что я тебе принес.

На мгновение установилась тишина.

— О, Джералд, ты такой милый! — раздался восторженный возглас мадам.

— Смотри, смотри, — прервал ее мужской голос. Похоже, благодарность мадам не доставляла ему особого удовольствия. — Смотри. Большего я не могу тебе дать.

— О, Джерри. — В голосе мадам появились льстивые нотки. — Ты всякий раз говоришь это. Но это же не так уж много, правда? Я так рассчитываю на тебя, Джерри…

— Да. — Мужчина заметно нервничал. — Но будь осторожна в том, что ты делаешь с этим. Я страшно рискую…

— Oui.[1] — Мадам самоуверенно рассмеялась. — Но ради меня, Джерри, ты рискнешь чем угодно, разве не так?

— Я не должен, — почти взмолился мужской голос. — Я не могу сделать это снова, пожалуйста, не проси меня…

Полли нахмурила брови. В ответ Том просунул палец под край выреза платья и тихонько потянул вниз. Она вздрогнула и схватила его за руку. Завязалась небольшая потасовка, во время которой ни один, из них не слышал, что дальше говорили в соседней комнате.


  1