ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Айрин

Ну и муть же!!! Еле дочитала. Очень затянуто, километровые диалоги, путаный сюжет, мужики своих женщин регулярно... >>>>>

Вопреки

Хороший сюжет. Омерзительные повадки главного персонажа, лирическая сторона и завораживающий голос юного создания,... >>>>>




Loading...
  1  

Джеки Коллинз

Смертельный сооблазн: Лас Вегас

Глава 1

У Антонио Лопеса по кличке Пантера были зачесанные назад волосы, наглая улыбка, несколько золотых зубов, вызывающе поблескивающих во рту, и фантастическая самоуверенность.

— У чемпиона нет ни единого шанса в этом бою, — с ходу заявил он Мэдисон, сидя на лавке в зале для тренировок. Менеджер и помощники претендента на чемпионский титул вертелись поблизости.

— Почему? — спросила она, изучая резкие черты его лица, бычью шею, бугры мышц и мысленно подбирая слова, какими она станет описывать его в статье.

— Потому что я сделаю из него отбивную. Я отделаю его так, как его еще никто и никогда не отделывал, — самозабвенно рокотал Антонио.

— Вы, наверное, с детства мечтали стать чемпионом?

Боксер поскреб щеку.

— Не было у меня никакого этого… детства. Мой старик полагал, что мне оно не нужно. Он требовал, чтобы я работал наравне с ним. Хорек старый.

— А кем был ваш отец?

— Мастером на все руки. Работал на разных богатых засранцев в Мехико.

— Вам не нравилось работать с отцом?

— Твою мать, да мне всего десять лет было!

— Тяжелая у вас жизнь!

— Во-во! Потому я и научился чистить рыло всяким козлам.

— Тони! — с упреком окликнул своего подопечного его менеджер — толстый человечек средних лет, топтавшийся поодаль от разговаривающих. — Не выражайся! Это же леди из уважаемого журнала. Веди себя прилично.

— Насрать мне на приличность! — огрызнулся спортсмен. — Эта приличность мне пока еще ничего, кроме дерьма, не давала.

— Тони! — снова взмолился толстяк. — Успокойся. Охолони. Прибереги злость для завтрашнего боя.

Антонио ухмыльнулся, встал и потянулся, разминая суставы. На нем были боксерские трусы в зеленую полоску, свободная майка и серебристые кроссовки. А на шее висело несколько золотых цепочек, на двух болтались медальоны.

— Она не возражает. Она — классная. Вы же не сердитесь на меня? Верно я говорю, леди?

— Верно, — подтвердила Мэдисон, оглянувшись в поисках Джейка, который должен был появиться с минуты на минуту. Именно здесь и сейчас можно было бы сделать несколько великолепных снимков. И кроме того, хотя Мэдисон и поклялась себе не иметь больше ничего общего с Джейком, ей все же было интересно, что он скажет ей при встрече.

«Сосредоточься на Антонио, — мысленно одернула себя Мэдисон, — и хватит думать о посторонних вещах».

Она была абсолютно уверена в том, что, если Антонио действительно удастся завоевать титул чемпиона, с ним скоро будет невозможно иметь дело. Его мозг — чистый лист, а для людей такого рода слава и всеобщее внимание смертельно губительны. У них немедленно начинается звездная болезнь в самой отвратительной форме, и тогда к ним на кривой козе не подъедешь. Так что сейчас — единственно подходящее время для общения с этим парнем.

Она прилетела в Вегас накануне вечером, доехала от аэропорта до гостиницы на такси и, оказавшись в номере, сразу рухнула в постель, чтобы на следующий день ни свет ни заря отправиться на встречу с Антонио в его тренировочный зал. Из головы у нее не выходила Джеми. После ухода Ким они разговаривали всю ночь.

— Что мне теперь делать? — не переставая повторяла Джеми. — Что, черт побери, мне теперь делать?

— Поговори с ним откровенно, — советовала Мэдисон. — Поезжай домой и скажи, что тебе все известно. Потребуй от него объяснений.

— Каких объяснений? — взвилась Джеми. — Что он мне должен объяснить — что является гомосеком? Так он мне и признался!

— Покажи ему фотографии.

— Он скажет, что это полная чушь.

— Но ведь у тебя есть все доказательства!

— Не хочу я выяснять с ним отношения. Мне хочется только одного: забыть все это как страшный сон.

— Прекрати, Джеми, ты же знаешь, что это невозможно.

— Почему?

— Потому что вы — семья. Вы живете одной жизнью, в одной квартире, у вас общее имущество. У вас вообще все — общее. Тебе так или иначе придется объясниться с ним. Если ты действительно уверена, что хочешь расстаться с Питером, отправляйся домой и сообщи ему об этом.

— Нет, — язвительно ответила Джеми, — я не хочу с ним расставаться! Я мечтаю о том, чтобы делить своего ненаглядного мужа с каким-то незнакомым мужиком! — Сказав это, она ударилась в слезы. — Чтоб он сдох! — рыдала она. — Как же я ненавижу эту погань!

Они провели вместе всю ночь, а когда позвонил Питер, разыскивавший свою жену, женщины не сняли трубку, предоставив «объясняться»с ним автоответчику.

  1