ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Возвращение магии

Очень нудная книга, зря потраченное время. Не стоит читать. >>>>>

Когда я тебя увижу

Если бы можно было поставить 10, то я бы это сделала не раздумывая! Однозначно читать! Интересный сюжет, чувственный,... >>>>>




  1  

Пролог

— Эта Чандра — распутная и лицемерная сучка! — выпалила Холли.

Остальные члены семейства, включающего, помимо прочих, родителей Холли — Неда и Сандру Моуран, — а также ее мужа, Стинки Брауна, и его брата Хэла, закивали в молчаливом единодушии.

Лукас Бродерик перестал черкать в большом блокноте и вскинул голову, уставясь на молодую женщину, пылавшую такой злобой к кузине, которой досталось состояние Моуранов.

Холли Моуран была обладательницей темно-шоколадных кудряшек, фигуры, напоминающей песочные часы, и способности к театральным эффектам, которой мог бы позавидовать даже такой известный адвокат, как Лукас. Холли была в узком черном платье с ниткой жемчуга на шее; в нем она присутствовала на похоронах бабушки. Но eё темные глаза, устремленные на Лукаса, чистые и очаровательные, не затуманенные горем, ясно давали ему понять: несмотря на замужество, она остается пылкой… и доступной.

Миллиард долларов — волнующая сумма, пусть даже не целый миллиард, плюс-минус сто-двести миллионов.

Сногсшибательно эффектная и не менее подлая, Холли напоминала бывшую жену Лукаса, Джоан. В ней слишком ярко полыхал темперамент женщины, не устроившейся уютно в браке. На долю секунды Лукас, которому недоставало наслаждений, какие могла подарить подобная женщина, испытал искушение.

Внезапно в нем пробудился голос рассудка:

Это мы уже проходили. С этим покончено.

Серо-стальные глаза Лукаса блеснули, он ответил Холли иронической улыбкой. На эту приманку я уже попадался, милая леди.

Только второй Джоан ему и не хватало! Бывшая жена Лукаса обвела его вокруг пальца, обобрала как липку — этого с Лукасом не случалось со времен юности. И больше никогда не случится — по крайней мере, по милости женщины.

Он отдал Джоан сердце, а она его вырвала и выбросила, пока оно еще билось. Джоан отняла у него большую часть состояния, не пожалела и их сыновей.

Враги Лукаса говорили, что у него нет сердца. А кому оно нужно?

В мелодичном голосе Холли еще явственнее зазвучала злость, когда она произнесла, не обращаясь ни к кому в отдельности:

— Говорю вам, все ее «благодеяния» — обман и надувательство! Как могла бабушка завещать ей все свое состояние?

— Не все, — осмелился поправить ее дядя Генри. — Герти оставила каждому из нас по два…

Его перебил хор из четырех голосов, самым гневным из которых был нежный голос Холли:

— Конечно, оставила! Тебе-то достаточно паршивого миллиона или двух! Ты же согласен жить в жалкой лачуге без кондиционера на своей забытой Богом ферме! Как отшельник.

Вот уже три часа семейство обсуждало завещание Гертруды Моуран в роскошно обставленной библиотеке дома на ранчо, а Лукас, адвокат, нанятый ими для зашиты их интересов, расположился в глубоком кожаном кресле и апатично слушал, наблюдая, как сгущаются тучи на горизонте. Время от времени он делал пометки в своем желтом блокноте, в которые, скорее всего, никогда не заглянет.

О прославленном адвокате, сильном и жестком, который сейчас в накрахмаленной белой рубашке развалился в самом удобном кресле библиотеки, вытянув ноги в стоптанных сапогах и потертых джинсах, было написано немало. Но по большей части сведения о нем, опубликованные в прессе, были ложными.

Лукас мог бы поведать Моуранам кое-что о бедности — больше, чем они хотели знать, и больше, чем ему хотелось помнить. Он родился в Индии, в семье обедневшего миссионера. Его отец, фанатик веры и идеалист, вынудил семью жить в опасных, грязных трущобах, населенных людьми, которым он помогал. Мало того, всю любовь и внимание старик отдавал нищим индийцам, обделяя собственных детей.

Предоставленного самому себе в опасном окружении Лукаса не раз избивали банды хулиганов, крали его немногочисленные вещи, лишая покоя и уверенности в себе. А отец сочувствовал малолетним преступникам и советовал Лукасу подставить другую щеку. Лукас клялся себе, что, когда вырастет, станет бойцом и победителем. Будет драться не на жизнь, а на смерть. Пусть другие подставляют вторую щеку.

Но свое подлинное «я» Лукас всеми силами стремился скрыть. Не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о глубоко укоренившемся в нем чувстве одиночества, заброшенности, о комплексе неполноценности. Пусть его считают суровым и жестоким, каким и положено быть победителю. И он манипулировал этим своим имиджем так же легко, как и мнением присяжных, которых заставлял верить самым нелепым аргументам, или так же легко, как убеждал клиентов вроде Моуранов, что без его помощи им не добиться желаемого результата. Его профессией была игра с высокими ставками, и он всегда был нацелен на победу.

  1