ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Стрела амура

Класс смеялась и плакала, рекомендую к прочтению >>>>>




Loading...
  104  

Величко все же сумел найти верное направление и протолкнуть пса сквозь отверстие в крыше кабины. Совершенно ошалелый пес вылетел из воды и с безумной силой заколошматил лапами. Вода в колодце заходила ходуном.

А Величко не показывался. Макс выругался в полный голос и нырнул. Действовать приходилось на ощупь, но он сразу понял, что Величко зацепился рубашкой за острый заусенец на краю отверстия. Величко извивался, пытаясь освободиться, но прочную рубашку порвать не мог. Макс быстро ощупал руками края дыры и дернул на себя плотную ткань. Величко из последних сил дернулся и ушел наверх.

Макс присоединился к нему секундой позже. Величко плавал по кругу и пытался прийти в себя. Он дышал часто, как марафонец на финише.

– Ты что, не мог снять рубашку? – зло спросил его Макс. – Вертелся там, как ерш на крючке!

– А ты там специально западню устроил, что ли? – отдышавшись, парировал Величко. – Хорошо рассуждать, когда в одних трусах плаваешь!

Макс не стал больше разговаривать. Он опять нырнул.

Появившись в коридоре, он констатировал, что дела совсем плохи – через пару минут вода должна была сомкнуться над головами товарищей.

– Скидывайте одежду! – заорал он. – Особенно Ашот – там тесно! Ныряем все вместе. Идем строго друг за другом!

Он не помнил, как добрался до кабины. Автоматически зафиксировал светящееся пятно над головой, рыбкой проскользнул в опасную щель и, не всплывая, дождался, пока в проеме не появятся голова и плечи Мачколяна. Макс на ощупь нашел его руку и потянул на себя. То, чего он так боялся, случилось – крупное тело Мачколяна не желало пролезать сквозь дыру. Не хватало каких-нибудь двух-трех сантиметров, но под водой этот пустяк превращался в неодолимое препятствие. Если бы это было сейчас возможно, Макс облился бы холодным потом. Застрял не только Мачколян, но и идущий за ним следом Грачев.

Макс еще раз дернул Мачколяна за руку, но, поняв бесплодность такой попытки, оставил ее и вцепился в край железной пластины, пытаясь хотя бы немного разогнуть ее. Мачколян не мог видеть его действий, но, кажется, в голову ему пришла та же самая мысль. Он до отказа напряг свои мощные мускулы и навалился на рваный железный лепесток. Они вместе сражались с неподатливым скользким металлом, до звона в ушах, не замечая боли от порезов, пока вдруг огромная туша Мачколяна как бы сама собой не вырвалась из ловушки и не вознеслась мимо Макса к фосфоресцирующему светлому пятну над головой.

Макс уже почти терял сознание, перед глазами его вихрем кружились кровавого цвета пятна, в ушах будто пулемет стучал, и он, оттолкнувшись от крыши кабины, пулей вылетел из воды.

Он сделал несколько глубоких отчаянных вдохов и вдруг понял, что Грачев так и не появился. Не говоря ни слова, он еще раз хорошенько вдохнул и опять пошел на дно.

Оказалось, что их с Мачколяном усилия не пропали даром – дыра заметно расширилась. Но Грачев не успел до нее добраться – пока они возились, он потерял сознание. Макс нашел его неподвижное тело в самом низу, метрах в пяти от шахты лифта. Схватив Грача за волосы и бешено работая ногами, Макс поплыл вдоль стены, пока не нащупал железное ребро кабины. Он проник в нее и сразу пошел наверх.

На этот раз все прошло отлично – они с Грачевым никогда полнотой не отличались. Макс вынырнул на поверхность и, держа голову товарища над водой, из последних сил прохрипел:

– Откачивать… Скорее… Поднимайте!

Мачколян, который все еще плавал в колодце шахты, понял все мгновенно – соорудил петлю на опущенном вниз тросе и подцепил ею безвольное тело под мышки. Величко, вместе с Графом уже выбравшийся наверх, с помощью Славика принялся вытягивать Грачева из воды. Подняв его и уложив на каменный пол, они принялись делать ему искусственное дыхание. Свет фонаря пропал.

Макс и Ашот плавали в темноте, не произнося ни слова и с тревогой поглядывая наверх, где на каменном потолке прослеживался слабый отсвет фонаря. Время тянулось нескончаемо долго, и кожа Макса вся покрылась мурашками не только от страха, но и от холода – вода в колодце была отнюдь не комнатной температуры.

И вдруг наверху раздался ликующий вопль Славика, а следом – взволнованный лай Графа. Их обоих оборвал сердитым восклицанием Величко, а потом, на секунду появившись у края колодца с фонарем в руках, сбросил вниз трос и хмуро сообщил:

– Дышит Грач. Поднимайтесь!

От избытка чувств Мачколян не придумал ничего лучшего, как ухватить Макса широченной ладонью за шею и с головой погрузить в пучину. Не готовый к такой неожиданности, Макс едва не захлебнулся, но, когда Мачколян отпустил его, то Макс даже не покрыл его матом – силы были на исходе.

  104