ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Любовь и прочие неприятности

Лёгкий роман, мне понравился >>>>>

4 любовника и подруга

а мне очень понравилось . >>>>>




Loading...
  44  

Раньше всех с механической пилой в руках спустился вниз Мачколян. Он был бодр и выглядел так, будто собирался свернуть горы. Поэтому все опешили, когда вдруг из темноты подземелья донесся его отчаянный крик. Такого выражения ужаса в голосе Мачколяна ни Величко, ни Грачев не слышали еще ни разу в жизни. Они стремглав бросились вниз по ступеням, промчались мимо агрегата, поднимавшего плиты, и оказались около высокой стальной решетки, перекрывавшей уходящий в темноту тоннель с овальными потолками. По тоннелю шла узкоколейка со шпалами из бетона.

Мачколян был бледен и выглядел растерянным.

– Что случилось? – резко спросил Грачев.

Мачколян ткнул рукой в сторону тоннеля и, с трудом находя слова, пробормотал:

– Что я сейчас видел!.. Вы не поверите, ребята, но там был призрак!.. Я чуть не умер от страха, честное слово!

– Ты в своем уме? – спросил Величко. – Только призраков нам еще не хватало!

– Вам смешно! – жалобно сказал Мачколян. – А я правда видел! Он был такой жуткий – белый, как покойник, и в форме…

– В какой еще форме? – поднял брови Грачев.

– В той самой, в форме НКВД, – пробормотал Мачколян. – У них же были голубые петлицы? Гимнастерка, галифе, кобура на поясе… Он вон там стоял!

Грачев повернулся к Летягину.

– А никаких отравляющих веществ вы здесь не распыляли часом? – подозрительно спросил он. – Прежде наш товарищ не страдал видениями.

– Насчет веществ не припоминаю, – ответил старик. – Да и за такое время любой яд разложится и обезвредится. Нет, тут что-то другое.

– Верите в привидения? – усмехнулся Величко.

– Поживите с мое – еще не в то поверите, – сказал старик. – Такое уж это место, ребята. По правде говоря, это все равно, что могилу вскрыть.

– При чем тут могила? – поморщился Грачев. – Обыкновенное техническое сооружение.

Старик насмешливо покосился на него.

– Ты еще скажи, сынок, что миллион таких видел! Никакое оно не обыкновенное. Здешний бетон, можно сказать, на крови замешан. Так что никакое оно не обыкновенное, сынок. И мой тебе совет – почаще оглядывайся, когда туда войдешь.

Глава 10

Славик едва успел сбивчиво рассказать Максу о своей находке, как вдруг наверху послышались шум, топот многих ног, а потом грубый мужской голос крикнул:

– Эй, ты там, доходяга? Слушай меня внимательно! У тебя два пути на выбор. Или ты сейчас спокойно выходишь, отдаешь нам пушку и пацана и спокойно гуляешь домой, или мы тебя сами вытащим, но тогда уж не обижайся! На клочки порвем, понял?

Макс серьезно посмотрел на Славика, потом на Смагина и негромко сказал:

– Кажется, они решили, что капитан очухался и дал деру. Про тебя вот тоже вспоминали. Я для них как бы не существую. Обидно! Но не буду разочаровывать этих симпатичных людей. Скажу речь от имени Смагина.

Он приблизился к шахте лифта и крикнул:

– А теперь послушайте меня! Сейчас вы тихо уходите и, как это по-вашему, гуляете домой. В противном случае будете все отвечать по закону. Имейте в виду, что я капитан милиции Смагин, и меня обязательно будут искать. В милиции знают, куда я направился. Все поняли? И еще предупреждаю: всякого, кто сюда сунется, застрелю без предупреждения!

Наверху на несколько секунд воцарилось напряженное молчание, а потом прежний голос мрачно объявил:

– Ну это мы сейчас посмотрим!

Макс навострил уши, а потом, не оборачиваясь, довольно грубо отпихнул в сторону Славика и рванул из кармана пистолет. Фонарь он погасил, и в полной темноте кто-то с коротким криком прыгнул сверху на крышу кабины лифта. Судя по тому, как ухнула железная коробка, человек этот был немаленький. На ногах он удержаться не сумел, рухнул набок, но тут же с ругательством поднялся на колени, просунул в щель дуло помпового ружья и вслепую выстрелил.

Порция крупной дроби пересекла коридор и хлестанула по каменной стене напротив.

– Ложись! – гаркнул Макс Славику.

Бандит лязгнул затвором ружья. Макс поднял пистолет и выстрелил на звук. Минутой раньше по довольно бодрому тону, которым с ним разговаривали преступники, Макс пришел к выводу, что вся его предыдущая пальба не причинила никому вреда, поэтому и сейчас стрелял, исключительно чтобы взять противника на испуг. Однако теперь количество перешло в качество. Из шахты лифта послышался истошный крик. Это вопил от боли большой и сильный человек, и, судя по жалким интонациям в его голосе, ранение он получил серьезное. Он и сам подтвердил это открытым текстом.

  44