ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Три черные колдуньи

Отличный детектив! Просто супер! >>>>>

Зеркальный лабиринт

Класс. Понравилось! >>>>>

Адвокат мог не знать

А мне понравилось! >>>>>




  1  

Надежда Кузьмина

УПАСТЬ В НЕБО

  • Не мы себе отмериваем жизнь,
  • кому — мгновенье, а кому — эпоха,
  • но лишь от нас зависит, что вложить
  • в отрезок между выдохом и вдохом.
  • Исхоженные тропы — не для всех,
  • не каждому чужой по нраву опыт —
  • упрямцам странным, кому легче вверх,
  • чем вдоль, от поворота к повороту.
  • Познай весь мир, сомнения и страсть,
  • держи удар, любимым веря слепо,
  • чтоб с сердцем замирающим упасть —
  • когда-нибудь — в сияющее небо. [1]

Глава 1

Обладание всякого рода благами — это ещё не всё. Получать наслаждение от обладания ими — вот в чём состоит счастье.

П. О. Бомарше

Ночевали мы в замке Сайгирн. В герцогских покоях, на широченной кровати, застеленной белоснежными простынями самого тонкого полотна. Аскани хотел, чтобы постелили шёлк, но я его отговорила — шёлк скользкий, да ещё и на ощупь холодный. А зимой, как ни топи, совсем не жарко.

Императрица Астер с мужьями вернулась в Ларран, а нам предстояло ещё один день провести в родовом гнезде под присмотром Шона, который сейчас оккупировал соседнюю комнату. То, что она именовалась «покоями герцогини», опекуна нисколько не смущало. Самое смешное, что, усевшись на кровать, Шон немедленно задрал голову и стал дёргать магией те самые кисточки вдоль края балдахина, на которые этим летом с таким упорством покушался Ас и на которые зарилась я.


Вечер выдался насыщенным, чтобы не сказать бурным.

Я понимала, почему леди Астер решила представить меня лордам герцогства Сайгирн именно теперь. Во-первых, вся местная знать была в сборе. Во-вторых, сейчас, узнав о предательстве лорда Бартоломе, о его намерении отдать эту землю викингам и оркам, мужчины кипели от негодования и одновременно были растеряны — как же Бараке удалось их так одурачить? И леди Астер воспользовалась моментом смятения наилучшим образом.

Мы с Асом, одетые в синее с серебром — традиционные цвета дома Ансаби, предстали перед высоким собранием. Первым выступил Аскани, которого все тут знали и помнили. Держа руку на сияющей белым светом Сфере Истины, он принес клятву, что признаёт во мне троюродную сестру, и тут же предъявил доказательство — родовую печатку — Ключ от сокровищницы — которую, как обтекаемо выразился Ас, я с детства носила в своём теле и которую мог извлечь только другой родич крови Ансаби.

— И как, подошёл он к сокровищнице? — рискнул спросить кто-то из лордов.

— А вы видите, что на нас надето? — ответил Ас вопросом на вопрос.

Уж да, фамильных драгоценностей и регалий на нас понавешали, как мишуры на ёлку с праздника Середины зимы.

«А знаешь, я читал, что серебро в традиционном наряде невесты зарифов весит почти два пуда, — ментально хихикнул Ас. — До приличной невесты ты заметно недотягиваешь».

Я мысленно клацнула зубами. Нашёл время веселиться!

Сейчас я изо всех сил старалась держать лицо. Как это делал сам Ас. Образцом для подражания стала леди Астер, которая при всей внешней сердечности умела казаться отстранённее, недоступнее и выше Вечерней Звезды. А ещё вспоминалась леди Аршисса, жена Властелина Небес. Ведь она маленькая и хрупкая, даже чуть ниже меня. А как себя преподносит!

Пока, судя по взглядам лордов, я справлялась неплохо.

Мне, по счастью, говорить почти не пришлось. Я, также положив руку на Сферу Истины, вкратце рассказала, что родилась на побережье четырнадцать лет назад, в октябре, через пару недель после того, как беременную маму прибило к берегу в большом сундуке. Ещё месяц спустя мама умерла, а я до девяти лет жила в деревне. После этого, разглядев во мне Дар, меня взяла в ученицы местная травница. А когда мне исполнилось двенадцать, я пошла в город Китовый Киль — поступать в магическую школу, где сейчас и обучаюсь.

Рассказ был абсолютно правдив. Вот только не было в нём ни бесконечных тычков, ругани и побоев, ни кровавых мозолей на немеющих от холода растрескавшихся руках, ни приставаний деревенских парней, которые видели во мне беззащитную жертву и законную добычу…

И ни к чему. Пусть лорды представят себе чистенькую девочку, сидящую у окна светёлки с прялкой. А не меня в непонятном рваном тряпье в предрассветном стылом сумраке, выгребающую тяжеленной лопатой жидкий вонючий навоз из свиного хлева или с трудом волокущую два ведра с тёплым пойлом для коров… Жалость мне не нужна. А жертвой я больше не стану никогда.


  1