ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мужчина на одну ночь

Замечательно, очень понравился >>>>>




Loading...
  1  

Рейчел Гибсон

Сплошные сложности

Анотация

Сложности…

Карьера в кино для Челси Росс оказалась настоящим провалом. Самым бòльшим, чего она добилась на актерском поприще, было прекрасное исполнение роли «Симпатичной мертвой девушки №1». Но по-настоящему глупым шагом в жизни мисс Росс оказалось решение уехать из Голливуда и стать личным ассистентом известного хоккеиста.

Еще больше сложностей…

Славные деньки травмированной суперзвезды Марка Бресслера прошли. Плохой парень и бывший спортсмен мог бы, по крайней мере, цивилизованно вести себя с маленькой розововолосой бомбой, которую «Сиэтлские Чинуки» наняли в качестве его персонального ассистента. Если бы Челси не нуждалась в деньгах, она бы убежала от самого большого придурка в мире так быстро, как только могла.

Сплошные сложности!

Челси может справиться с плохим поведением и унылым настроением Марка. Проблема в его бицепсах и горячем теле! И когда плохой парень пытается соблазнить ее, мисс Росс понимает, что пришло время отправить его на скамейку штрафников… Но только может ли сама Челси противостоять тому, что у него на уме?

Глава 1

Лишь то, что человеку повезло остаться в живых, не означает, что он должен быть счастлив по этому поводу.

- Прошлой ночью ваша хоккейная команда выиграла Кубок Стэнли без вас. Расскажите о ваших чувствах.

Бывшая суперзвезда НХЛ и всем известный задира Марк Бресслер посмотрел поверх множества микрофонов и стены из камер на дюжину или около того репортеров, заполнивших комнату для пресс-конференций в «Кей Арене». Он играл за «Сиэтл» последние восемь лет, был капитаном – последние шесть. И большую часть жизни трудился, чтобы, почувствовав в руках холодное серебро, поднять над головой Кубок Стэнли. Марк жил и дышал хоккеем с тех пор, как зашнуровал первую пару коньков. Он столько раз проливал на льду свою кровь и сломал костей больше, чем мог припомнить. Профессиональный хоккей был всем, что он знал. Всем, чем он являлся. Но прошлой ночью его команда выиграла без него. Сидя в своей гостиной, Хитмэн наблюдал, как жалкие ублюдки катались по кругу с его Кубком. Какие, черт возьми, они думают, у него чувства?

- Конечно, я хотел бы быть там с парнями, но я рад за них. На сто процентов рад.

- После того несчастного случая шесть месяцев назад «Чинуками» на ваше место был нанят мужчина, который сидит сейчас рядом с вами, - сказал журналист, имея в виду хоккеиста-ветерана Тая Саважа, который заменил Марка на посту капитана команды. – В то время это казалось спорным решением. О чем вы подумали, когда услышали, что Саваж придет вам на смену?

Ни для кого не было секретом, что Марк с Саважем не нравились друг другу. В последний раз, когда Бресслер оказался так же близко к этому человеку, они стояли лицом к лицу во время регулярного сезона. Марк назвал Саважа перехваленной задницей примадонны. Саваж назвал его подобием второсортной шлюхи... Просто еще один день на работе.

- Когда Саваж подписал контракт, я был в коме. Не думаю, что о чем-то «подумал». По крайней мере, не помню этого.

- О чем вы думаете сейчас?

Что Саваж переоцененная задница примадонны.

- Что руководство собрало команду победителей. Все парни усердно трудились и делали то, что должны, чтобы привезти Кубок в Сиэтл. Перед плей-офф у нас было пятьдесят восемь побед и двадцать четыре поражения. Мне не нужно говорить вам, что это впечатляющие цифры. – Он замолчал и тщательно обдумал следующую фразу. – Не нужно говорить и о том, что для «Чинуков» было удачей, что Саваж оказался свободен и открыт для продажи.

Хитмэн не собирался говорить, что благодарен или что команде повезло.

Переоцененная задница примадонны, сидевшая рядом с ним, засмеялась, и Марку почти понравился этот парень. Почти.

Репортеры направили свое внимание на Тая. Пока они расспрашивали того о внезапном заявлении об окончании карьеры, которое Саваж сделал прошлым вечером, и о его планах на будущее, Марк смотрел на свою руку, лежавшую на столе. Для пресс-конференции он убрал лангету, но его правый средний палец был таким же жестким, как планки из нержавеющей стали и гвозди, закрепившие его в перманентном «пошел ты...»

Журналисты задали вопросы другим «чинукам», сидевшим за длинным столом, прежде чем снова обратились к Марку.

  1