ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Рыцарь моего сердца

Трогательная история... Мне очень понравился роман >>>>>

Слушай

Нормально, на вечер пойдет. >>>>>




Loading...
  2  

– Я не выйду замуж! – выкрикнула Лизетта. – Я не…

Гаспар снова занес кулак. Девушка инстинктивно отклонилась, и удар пришелся по уху. Лизетта зашаталась. Она закрыла лицо руками и потребовала, чтобы он немедленно прекратил ее бить. Но его уже ничто не могло остановить. Девушка попыталась укрыться в углу спальни. Гаспар последовал за ней. Тяжелые удары продолжали сыпаться на плечи и спину Лизетты. Девушка с пронзительным криком упала на колени. Никто не посмел вмешаться – ни слуги, ни Делфайн, ни даже мать. Она находилась неподалеку в своей комнате. Вдруг побои прекратились. Лизетта осторожно убрала руки, закрывавшие голову, и повернула лицо. Гаспар стоял над ней со все еще сжатыми кулаками и тяжело дышал. Судорожно глотнув, она ощутила вкус крови. Затем села. Тело ее ужасно болело. Она попыталась встать, но снова упала.

– Теперь ты знаешь, что значит противоречить мне, – пробормотал Гаспар. – Каждый раз, когда посмеешь бросить мне вызов, будешь награждена вот этим. – И он поднес к ее лицу сжатый кулак. – Поняла?

– Да. – Лизетта закрыла глаза.

Лишь бы все поскорее кончилось. Лишь бы кончилось… Боль и обида душили девушку. Она больше не будет ни говорить, ни делать ничего такого, чтобы подобное повторилось.

Лизетта слышала презрительное фырканье Гаспара, когда тот уходил. Затем в комнату нерешительно вошла тетя Делфайн. Племянница была уверена, что Делфайн не любит Гаспара, однако считает, что девушка не должна перечить ему.

– Полагаешь, я заслужила такое наказание, – хрипло произнесла Лизетта. – Я знаю, что ты думаешь. Прежде всего Гаспар – глава дома… единственный мужчина. Его решения должны приниматься беспрекословно. Не так ли?

– Счастье, что он не поступил еще хуже, – сказала Делфайн. В ее голосе одновременно звучали жалость и самодовольство. – Не ожидала, что ты так воспримешь все это, Лизетта. – Она с трудом наклонилась и взяла племянницу за руки. – Позволь помочь тебе…

– Отойди от меня, – прошептала Лизетта, освобождаясь от нее. В этот момент ее обида и унижение стали еще более невыносимы.

– Ты должна покориться судьбе и не противиться ему, – проговорила Делфайн. – Может быть, брак с Этьеном Сажессом не так ужасен, как ты предполагаешь.

– Ты ведь сама не веришь в то, что говоришь!

– Господь решает за нас, и, видимо, такова его воля. Ты должна стать женой этого человека… – Делфайн пожала плечами.

– В данном случае решает не Господь. – Лизетта посмотрела на дверь. – Это делает Гаспар.

Отказавшись от помощи тетушки, она шаг за шагом добралась до кровати. Тяжело дыша сквозь стиснутые зубы, Лизетта забралась на нее.

– Лизетта? – Делфайн с тревогой суетилась возле. – Может быть, принести холодной воды, чтобы ты умылась…

– Не трогай меня. Я… я хочу видеть Жаклин. Пошли за ней. Пожалуйста.

– Но муж не отпустит ее…

– Позови, – настаивала Лизетта, опустив голову на парчовое покрывало. – Скажи, я очень нуждаюсь в ней.

Когда Делфайн вышла, в комнате стало как-то неестественно тихо. Затишье после бури! Незаметно Лизетта погрузилась в глубокий сон.

* * *

Девушка проспала несколько часов. Когда она проснулась, солнце уже село и комната погрузилась в сумрак. Рядом сидела Жаклин.

Когда-то присутствие сестры помогало Лизетте преодолеть все горести и печали, Жаклин успокаивала ее одной близостью.

Но прежней Жаклин уже не было. Возле Лизетты сидела сдержанная, замкнутая женщина с бесстрастным выражением глаз. Ее рыжие волосы, точно такого же оттенка, как у Лизетты, были модно уложены, лицо тщательно припудрено. А ведь ей только двадцать два года.

– Жаклин… – Голос Лизетты дрогнул, и она вытянула тонкую руку, лежащую на покрывале. Ухоженная рука сестры не шевельнулась.

– О, Лизетта, – устало произнесла Жаклин. – Неужели дошло до этого?

– Он… он хочет выдать меня замуж за плантатора из Нового Орлеана… Человека, которого я презираю…

– Да, за Этьена Сажесса, – последовал сухой ответ. – Я знала об этом еще до того, как Сажесс прибыл в Натчез.

– Знала? – Лизетта изумленно посмотрела на сестру. – Почему же ты не предупредила меня о планах Гаспара?

– Я слышала, что Сажесс – неплохая партия. Если Гаспар намерен выдать тебя за него, сделай, как он хочет. По крайней мере ты избавишься от всего этого.

  2