ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Счастливые воспоминания

Люблю возвращалки, но эта слишком серьезная, чувства умирают после смерти близкого человека, и здесь происходит... >>>>>

Счастливые воспоминания

Люблю возвращали, но эта слишком серьезная, чувства умирают после смерти близкого человека, и здесь происходит... >>>>>




Loading...
  1  

Семь миров.

Джара.

Пролог.

Черное крыло мелькнуло, бросив тень на землю, поток воздуха качнул хилое деревце, уцепившееся корнями за почти голые камни на горном склоне. И еще раз. Двое крылатых мужчин, попирая всякие законы физики, друг за другом поднялись в воздух. Они летели в одну линию высоко над горами. Набрали высоту и планировали, ловя потоки теплого воздуха, раскрывая широкие крылья. У одного из них они были почти черными, в оперении другого переливались оттенки серого.

Миновав гряду скал, они оставили ее далеко позади, и теперь перед ними расстилалась пустыня, безбрежная, как океан. На километры вокруг - ни деревца, ни крупного камня, ни даже хилого кактуса. Только песок, смешанный с мелкими камнями, тонким слоем укрывавший твердую землю. Ничего общего с теми пустынями, где высились барханы и случались песчаные бури. На этом краю земли не ступала нога верблюда, никого не мучила жара, не манили призрачные оазисы. Пустота этого пространства была так абсолютна, что, казалось, даже воздух вибрирует от ее потенциала, а горизонт подрагивает, готовясь открыть нечто, никому доселе не ведомое.

Впрочем, те двое, чьи тени скользили по этой безжизненной земле, вовсе не стремились попасть за горизонт. Их полет был всего лишь прогулкой, альтернативой сидению в кабинете во время важного разговора, не предназначенного для чужих ушей.

- Когда ты отправишься за ней? - спросил тот, что с черными крыльями.

- Завтра. Надо спешить, - ответил другой.

- Думаешь, он действительно хочет ее убить?

- По всему выходит, что так. Он ищет ее в первом, и, как только найдет - достанет в восьмом.

- Откуда ты знаешь? - удивился черный.

- Я чувствую. Мне даже кажется, он уже с ней встречался здесь.

- Тогда это опасно.

- Надеюсь, что смогу ее защитить.

- Я помогу.

- Ты тоже поедешь в Москву?

- Да, мне не сложно.

- Ну что ж. Давно хотел с тобой познакомиться.

- Я простой человек.

- Разумеется. Я тоже. У кого хочешь спроси.

Мужчины сдержанно рассмеялись.

- Идем в седьмой. Может, удастся поговорить с ним.

- Давай.

Две тени, скользящие по земле, внезапно исчезли. Огромные крылатые создания растворились в воздухе за долю секунды. Как будто здесь их и не было.

1.

Высокогорное плато: холод, ни ветерка. Ниже - облака, простирающиеся до горизонта. Синее небо. Именно синее, не голубое. Ярко-синее, без компромиссов. Заходящее солнце. Почему-то белое, а не красное, как всегда бывает на закате. Она спит? Это было похоже на сон...

Женщина сделала два шага, пытаясь понять. Очень часто так бывало с ней во сне, что она вдруг понимала - это сон. Но никогда не была в этом уверена до конца. Может, хоть в этот раз удастся определить?

Мозг работал неожиданно ясно. Как ее зовут? Она не помнила. Странно. Впрочем, во сне все может быть. Ее тело двигалось легко, а во сне бывает трудно шагать. И это тоже было странным. Она опустила глаза на свои ноги. Нормальные ноги, только босые на прохладном камне. От этого, кажется, можно простудиться. Женщина облизала губы и оглянулась. Никого. Как она могла здесь очутиться, если это не сон? И как отсюда выбраться? Ей стало не по себе.

Лучи заходящего солнца залили все вокруг, и стало очень тепло. Боже, она что, полностью обнажена?

Какой-то провал, потом она уже стоит, раскинув руки, и ее овевает сильный ветер. Он теплый, но очень мощный и порывистый. И ее телу нравятся его прикосновения.

"Я - это ты", - внезапно тихо произнесла женщина и замерла. К чему она это сейчас сказала? Или... это не она?

Аня проснулась от того, что очень замерзла: из окна дуло, а топили плохо. Натянув на себя одеяло, сбитое в кучу под ногами, она вдруг замерла, вспомнив сон. Теперь было важно не открывать глаз и не просыпаться окончательно. Необходимо быстро прокрутить его с самого начала и до конца, тогда только будет шанс запомнить.

Она очень любила изучать свои сновидения, хорошо зная это пограничное состояние между сном и явью, и путем долгой ежедневной практики научилась правильно использовать его, вспоминая, что ей снилось, мысленно повторяя сны от начала до конца. Хоть Аня и не была специалистом, но примерно понимала, что при этом происходит. Она переписывает их из подсознания в сознание, чтобы в состоянии бодрствования их помнить. Она точно знала, что большинство людей, утверждающих, что не видят снов, на самом деле просто их не помнят. Это большая разница. Просто люди не дают себе труда их запоминать.

  1