ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Алые ночи

Прикольно >>>>>

Полночный всадник

Да ну его, читать эту фигню. 30 страниц прочитала- хватит. Никогда не смогла бы полюбить чела, если бы он выместил... >>>>>

Глаза тигрицы

Муть несусветная. Как-будто и не автор писала,а подросток упражняется в сочинительстве. Мне иногда кажется,что... >>>>>




  2  

— Лора.

Услышав свое имя, она очнулась:

— Да?

Джон повесил стетоскоп на шею.

— Мне кажется, с Богглом все в порядке. Сердце здоровое, в легких никаких шумов нет. Конечно, если вы заметите какие-либо очевидные симптомы болезни, приносите его сюда, а то, что он, как вы говорите, шипит… значит, у него просто по природе такой злобный характер. А так как ваш кот уже кастрирован, я думаю, что он уже не изменится.

Интересно, как она могла не знать, что ее собственный кот кастрирован?

— Спасибо, доктор Вудс.

— Называйте меня просто Джон.

Она не хотела называть его Джоном. Она вообще никак не хотела его называть.

Ну, хорошо, это неправда. Перед ней стоял действительно сексуально привлекательный мужчина. Но Лора уже не подчинялась правилам любовной игры.

С другой стороны, не стоит оставлять у него плохую память о себе. Ферн-Глен — маленький городок, и никто не даст гарантий, что в один прекрасный день этот ветеринар не придет в ее цветочный магазин за букетом для своей подружки. Она могла поспорить, что это красивая загорелая блондинка с длинными ресницами. Женщина, сделавшая удачную карьеру и не живущая от зарплаты до зарплаты. Лора тряхнула своенравными прядями темных волнистых волос.

— Я не сказала, что Боггл у меня совсем недавно?

— Это все объясняет. — Джон с облегчением подумал, что, слава богу, она не так глупа, как ему вначале показалось, потом надел очки, снял с полки папку, открыл и начал читать ее медицинскую карту.

— Вы забыли указать свой телефон. — Он внимательно взглянул на девушку.

— Зачем он вам?

— Таковы наши правила. — Джон взял карандаш со стола.

Лора пробормотала взятый с потолка номер и еще раз поблагодарила врача. Подхватив сердито шипящего кота и свою чековую книжку, она поспешила из маленькой смотровой. В коридоре ее встретила секретарша в форменном фиолетовом костюме и, попросив чуть подождать, проскользнула в комнату к Джону.

Чтобы успокоить Боггла, Лора попыталась почесать у него за ушком и даже тихонько помурлыкать, как это делал Джон. Но Боггл широко открыл рот, показав розовую глотку, еще громче зашипел.

— Идиотский кот! — выругалась Лора и с раздражением посмотрела на дверь смотрового кабинета — что там можно делать столько времени?

Наконец секретарша появилась:

— Доктор сказал, что сегодня он принял вас бесплатно.

Лора подумала, что, пожалуй, Джон Вудс действительно чрезвычайно обаятелен, и наконец ретировалась.

Джон стоял у окна и пытался разглядеть хозяйку его последнего пациента, но увидел лишь выезжающий с парковки большой голубой фургон. Он задернул шторы и взял в руки следующую папку.

Он жил в Ферн-Глене, очаровательном городке в Северной Калифорнии, чуть больше месяца и, честно говоря, уже страшно скучал. У него была масса свободного времени, чтобы гулять по продуваемому ветрами пляжу — но в одиночестве. Он мог восхищаться высокими деревьями или болтать с незнакомыми людьми — но в одиночестве. Джон скучал по Лос-Анджелесу, Трине, своей прежней жизни — причем необязательно именно в таком порядке.

Лора Гиффорд его заинтересовала. Она была такой симпатичной и дружелюбной, такой… настоящей. А волосы! Невероятный водопад темных с блеском прядей.

Лора. Ее звали Лора, и она показалась ему несколько пугливой, как будто когда-то ей причинили сильную душевную боль. В его груди поднялась теплая волна, и он улыбнулся. Способность принимать близко к сердцу чужие проблемы — важная составляющая его профессии, нужно лишь постоянно контролировать свои эмоции. Особенно в отношении женского пола.

Джон выбросил мысли о Лоре из головы и приготовился к приему следующего пациента, черного щенка Лабрадора, страдавшего насморком.

* * *

За пять лет до рождения Лоры ее родители купили небольшой кусок земли в самом сердце Ферн-Глена. Ее мама мечтала открыть магазин тканей, папа — магазин рыболовных принадлежностей. Сошлись на цветочном магазине — в Ферн-Глене не было ни одного.

Компромисс — так называлась игра, в которую ее родители играли всю жизнь. Когда был не сезон для цветов, мама шила одеяла, а папа рыбачил. А Лора занималась в садоводческом кружке. Их руководитель, уже пожилой мужчина, имел огромный опыт и щедро им делился. Здание, где проходили занятия, стал ее вторым домом.

Через некоторое время Лора получила скромное наследство после смерти любимого дяди, и все очень удивились, когда на доставшиеся ей деньги она приобрела небольшой домик. При этом никто не догадался, что купила она его из-за примыкающей к нему оранжереи.

  2