ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Влюблена… заочно!

Даааа, парнишка то сам запутался))) милый, очень милый роман >>>>>



загрузка...


  1  

Хельга Нортон

Жена лучшего друга

1

Шон Доусон понимал, что пора остановиться, но остановиться не мог. «Дайкири» — третий бар, который они навестили за сегодняшний вечер. Ему понравилось название — почти как «Дейзи». А «Дейзи» — это то имя, которое он как раз и пытался изгнать из своей затуманенной алкоголем головы.

Он подмигнул роскошной блондинке, зазывно простирающей руки с рекламного щита у входа в бар, и обнял за плечи Мэтта и Руперта.

— Итак, ребята…

— Мэтт, может, ты все-таки уймешься? Что на тебя нашло? — слабо запротестовал Руперт, высвобождаясь из некрепких объятий брата.

Их сходство было поразительным: оба стройные, высокие — не меньше шести футов, — с живыми загорелыми лицами и карими глазами: у Руперта чуть светлее, у Шона — темнее. Не было, пожалуй, ни одной женщины, которая не отметила бы разительный контраст темных глаз со светлыми волосами. Шон даже привык к тому, что представительницы прекрасного пола считали это чем-то необычным и… красивым. Кроме, конечно, Дейзи. Она-то, похоже, никогда не находила в нем ничего привлекательного.

— Мои окуньки не будут ждать, пока я завтра просплюсь… — продолжал гнуть свое Руперт.

— Да брось ты нудить, Руп! Люди ведь женятся не каждый день! — И, не слушая больше ничьих возражений, Шон вошел в ярко освещенный вестибюль.

Компания расположилась у стойки, протянувшейся вдоль всей стены. Юркий, невысокого росточка смуглолицый бармен — должно быть, латинос, смутно подумалось Шону, — бросил взгляд в их сторону, но подойти не торопился.

— Эй, парень! — окликнул его Шон, перекрывая обычный для этого времени гул голосов и негромкую мелодию кантри.

Черт побери, почему бы им не повеселиться? Разве сегодня не особый день? Его лучший друг женится на единственной женщине, которую он, Шон, когда-либо любил. Это ли не повод напиться? Пусть кто-нибудь попробует с ним поспорить!

Бармен неторопливо подошел к Шону и обнажил в улыбке два ряда великолепных зубов.

— Да, сэр?

— Всем виски, двойной, и кофе, — распорядился Шон.

Латинос отошел не сразу.

— Похоже, вы, ребята, что-то отмечаете, — дружелюбно заметил он.

Стараясь ничем не выдать бушевавших в нем чувств, Шон хлопнул по спине сидящего рядом с ним Мэтта.

— Этот дурень собирается повесить себе на шею цепи Гименея. Ты знаешь, кто такой Гименей? — спросил он бармена.

«Дурень», среднего роста мускулистый парень двадцати пяти лет с остроскулым лицом и пронзительной синевы глазами, с укором взглянул на друга.

— Послушай, Шон, ты что, собираешься кричать об этом на всех углах?

Но Шон проигнорировал его вопрос и вновь повернулся к бармену.

— Дружище, а ты был когда-нибудь женат?

— Нет, сэр. И даже не могу сказать, что мне этого хочется, — ответил латинос, точным движением направляя стакан Шону.

— Ну и молодец, — одобрил тот и сделал большой глоток.

— Передохни, Шон, — заметил Мэтт, досадливо морщась. — Все равно ты меня не отговоришь.

— Пусть лучше и не пытается, — вмешался в разговор Рональд — крупный парень с закрученными кверху усиками, казавшимися чужеродными на круглом добродушном лице. — Не то ему придется держать ответ передо мной. Я никому не позволю разбить сердце моей маленькой сестренки.

— Да успокойся ты, Рон, — поспешил угомонить его Мэтт. — Даже Шон с его поганым языком не отговорит меня от женитьбы.

— Послушай, Мэтт, — подал голос Руперт, — не позволяй моему братцу дразнить тебя. Он наверняка на чем свет клянет себя за то, что первым не предложил Дейзи руку и сердце.

Мэтт подозрительно взглянул на Шона.

— Это правда?

У Шона ёкнуло сердце. Этот паршивец, его собственный брат, оказался чересчур наблюдательным. Кто бы мог подумать?

— Если у кого и поганый язычок, то это у тебя, мой дорогой Руп. — Он усмехнулся и, повернувшись к друзьям, пожаловался: — Теперь вы представляете, каково мне каждый день общаться с ним на работе, а? Ну-ка напомните мне, почему мы сегодня взяли его с собой?

— Потому что он единственный оказался достаточно сумасшедшим, чтобы возить нас всюду, куда нам взбредет в голову, — пояснил Рональд.

— За всех одержимых водил! — Шон поднял свой стакан и, выигрывая время, не торопясь, допил виски.

В горле запершило, на глаза набежали слезы. Но неразбавленный напиток сделал наконец свое дело: там, где раньше ощущалась ноющая боль, Шон почувствовал благословенную пустоту.

  1