ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Лунный свет

Роман очень даже неплохой. Однако есть несколько мест, которые можно было бы раскрыть лучше. Совершенно непонятен... >>>>>

Лицо любви

Мне понравился роман ,хотя не фанатка любовных романов >>>>>



загрузка...


  52  

Позади Сержа раздался какой-то шорох, и молодой адвокат обернулся. Гаэтано Спардзано ошеломленно наблюдал за происходящим. Лиза заметила его и очень обрадовалась.

—  Ух ты, смотри, Тони, тут и дедушка для меня образовался! Здравствуй, дедушка, я твоя внучка Лиза. Мы теперь все нашлись и все будем жить вместе, ладно?

В этот момент Серж Тоболовски понял, что История принадлежит смельчакам. Железной рукой он подхватил Спардзано под локоть и увлек его в дом, на прощание торопливо улыбнувшись Лизе.

—  Синьор Спардзано, нам надо обсудить вот что: возможно ли перестроить старый дом до зимы?

—   А? Д-да… Я…

— Я тоже растроган! Это совершенно готическая история. Разлучница, интриги, трагическая ошибка — роман можно написать.

—  Так он не знал?!

—  Вы что! Разумеется, нет! Вы себе можете представить, чтобы Алессандро Кастельфранко бросил своего ребенка? Я — нет. Купчую оформим сегодняшним числом?

—  Отстань, крючкотвор! С сердцем плохо… Дарственная у меня, пень ты оливковый! Дарственная! Неужели я могу продать мальчишке его собственную родину?!


Эпилог


Из разговоров в последующие дни…

—  Она красавица. Настоящая красавица. Жаль, что папа у нее идиот.

—  Да, жаль.

—  Что?!

— Ничего. Не обижайся. Мама не лучше. Не могла сразу все сказать.

— Я же тебе не давал слова вымолвить. Ох, не надо, стыдно. И как я мог! Она же вылитая я!

—  Характер тоже твой.

—  Откуда эта карточка?

— Это ей четыре годика исполнилось, а в Уичито приехал Лунапарк. Там такие автоматы для фотографирования были. Мы наснимали уйму карточек, дома в альбоме остались. А одну я всегда таскаю с собой. Я по ней ужасно скучаю.

— Джу… Почему ты ничего… Нет, это глупый вопрос. Прости меня.

—  Прощу. Если будешь просить прощения так же, как сегодня ночью.

— Это я обещаю. Иди ко мне.

—  Ты что, сбрендил? Лиза…

—  Она показывает Тони приемчики. Ее в школе научили, она говорила.

—  Сандро…

—  Джу…



***

—  Понял? Вот так вот берешь — и хрясь об песок! Здоровско?

— Здоровско. А плавать ты умеешь?

— Неа. В Уичито нет речки. И озера нету. А ты умеешь, Тони?

— Я? Как рыба. Не, как дельфин.

— Ты на дельфина не похож. У тебя нос сломатый. Ты похож на кита-косатку. У-у, кит-убийца! Сдавайся!

—  Сдаюсь, сдаюсь. Так научить?

—  Ой-ей! Конечно! А мама? И папа? Они не заругаются?

— Они сейчас… э-э-э… разговаривают. А когда кончат… закончат — мы уже научимся.

—  Тони, ты большой, а совсем бестолковый. Они не разговаривают, а целуются.

—  Да, действительно, как это я так… Ну-ка, цепляйся мне за шею и поплыли.

— Ох! Сколько у тебя шрамов. У меня тоже есть один, но я тебе его не покажу. Он на попе.

—  Во как! Где ж ты его получила?

— В школе, где ж еще. У тебя они красивей. На звездочки похожи. Тоже в школе?

— Ага. В школе.

—  Тони?

—  Что, коза?

— А ты никогда не уйдешь?

— Нет. Не уйду. Я попрошусь у твоего папы и стану твоим телохранителем.

— Здоровско! Вот тогда Боб Хоскинс у меня узнает, как жвачкой в волосы пуляться! Навешаешь ему?

—  Обязательно!



***

—  Серж, мальчик мой, одного я не понимаю. У Гаэтано Спардзано была целая толпа осведомителей — но я получил неверную информацию. Ты был один…

— Нет, синьор Спардзано, не один. Это все Тони Блерико. Он гений.

—  Он хорош, это правда. И с Сандро он уже давно, лет десять. Но, прости, разведка — дело тонкое.

— Тони может за десять минут влезть в душу кому угодно. Он же служил в разведке спецназа. Да вы хоть возьмите Комбсов! Уговорил же он их отпустить с ним девочку. А сама Лиза? Она от него не отходит.

— Да-а. Значит, ты начал копать — и раскопал.

— Честно говоря, я волновался за Алессандро. А потом — потом мне очень понравилась Джуди. Я ее начал уважать. Но дело уже пошло, нельзя было бросить. Тогда в игру вступил Тони. Синьор Спардзано?

—  Ау?

— А какая информация пришла к вам?

— Что Алессандро бросил собственного ребенка и не хочет его знать.

— Как же вы поверили? Вы ведь знали, как он рос…

— Отстань от меня! И без тебя тошно. Вон они, возвращаются. Какая она красавица, правда?

—  Они обе красавицы.



***

—  Спи, рыжая.

—  Сплю. Мам, знаешь что?

  52  

Загрузка...