ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Испытание любви

Дочитала... Наши гл.герои явно нуждаются в услугах психологов, это как минимум! Если всё это в понятии автора... >>>>>

Озеро грез

Давно уже книга не задевала так сильно... Прочла на одном дыхании! Обычно всю "мистическую дребедень" прохожу... >>>>>




Loading...
  3  

Должно быть, лорд Уорт счел вопиющей несправедливостью факт, что он, в глаза не видевший старого друга на протяжении последних десяти лет, был назначен опекуном его детей, а вот сами они, прекрасно знавшие сэра Джона, не усматривали в том ничего необыкновенного. Сэру Джону, неизменно отличавшемуся вспыльчивостью и раздражительностью, в последние годы жизни не удавалось поддерживать радушных и сердечных отношений со своими соседями. Ссоры следовали одна за другой. Но, оставаясь после смерти супруги затворником в своем поместье, сэр Джон за десять с лишним лет виделся с лордом Уортом не более трех раз, в силу чего избежал с ним распрей и по какой-то неведомой причине счел человеком, способным позаботиться о его детях в случае, если он умрет. Уорт был славным малым; сэр Джон вполне полагался на него в том, что он сумеет с толком распорядиться тем весьма значительным состоянием, которое он оставит детям, и мог не опасаться, будто он поживится за их счет. Сказано – сделано. На свет появилось завещание. О его содержании не подозревали ни Уорт, ни сами дети. Это, как вынуждена была признать мисс Тавернер, вполне соответствовало нраву сэра Джона, отличавшегося изрядным упрямством и самодурством.

Из задумчивости ее вывели тряска и грохот колес, вкатившихся на брусчатку. Подняв глаза, мисс Тавернер обнаружила, что они достигли Грантема.

После того как карета въехала в Грантем, форейторам пришлось резко снизить скорость, настолько сильным оказалось здешнее уличное движение и настолько многочисленные толпы запрудили тротуары, а также саму проезжую часть.

Повсюду царили суета и оживление, поэтому, когда вдали наконец показалась гостиница «Георг», величественное здание из красного кирпича, возведенное на главной улице, мисс Тавернер с удивлением обнаружила перед ним настоящее столпотворение экипажей, колясок, кабриолетов и фаэтонов.

– Что ж, – заметила она, – я рада, что по совету миссис Минсмен написала, чтобы заранее заказать нам комнаты. Я и представить себе не могла, что в Грантеме может царить подобное оживление.

Сэр Перегрин стряхнул с себя сонливость и, глядя в окошко, подался вперед.

– Да тут настоящая толкотня, – заметил он. – Должно быть, происходит нечто необычайное.

В следующий миг карета, свернув под арку во двор, остановилась. Здесь наблюдалась еще бо́льшая суета и все конюхи были чрезвычайно заняты, поэтому на протяжении нескольких минут ни один из них не только не подбежал к экипажу, но даже не подал виду, что вообще заметил его появление. Правда, какой-то мальчишка-форейтор, который стоял, небрежно привалившись к стене, при полном параде, с белым плащом на плечах и соломинкой в зубах, окинул-таки карету равнодушным взором. Но, поскольку в его обязанности не входило заниматься лошадьми либо обихаживать путешественников, то он не сделал даже попытки поспешить им на помощь.

Издав нетерпеливое восклицание, сэр Перегрин распахнул дверцу в передней части кареты и спрыгнул на землю, коротко бросив сестре, чтобы она оставалась на месте и ждала его возвращения. Широким шагом он направился к досужему форейтору, который при его приближении почтительно выпрямился и вынул соломинку изо рта. После недолгого совещания с мальчишкой сэр Перегрин поспешил вернуться к карете. Скука его моментально испарилась, а глаза засверкали возбуждением.

– Джудит! Нам несказанно повезло! Кулачный бой! Подумать только! Мы впервые оказались в Грантеме – и вдруг такая удача!

– Кулачный бой? – эхом откликнулась мисс Тавернер, брови которой недоуменно сошлись на переносице.

– Да, и еще какой! Чемпион – Том Крибб[4] – завтра будет драться с Молино[5], в каком-то местечке (я не разобрал, где именно) неподалеку отсюда. Хвала господу, что у тебя достало здравого смысла заказать наши комнаты заранее, потому что, говорят, в радиусе двадцати миль не найти свободной койки! Ну же, слезай, не будем терять времени, Джу!

Сообщение о том, что она прибыла в Грантем накануне боксерского поединка, едва ли могло доставить мисс Тавернер удовольствие. Но, прожив бо́льшую часть жизни в обществе отца и брата, равно как и привыкнув к бесконечным разговорам о боксе, в котором джентльмены не находили ничего предосудительного и даже с готовностью принимали участие, она смирилась с желанием Перегрина присутствовать на поединке. Сама же, естественно, предпочла бы оказаться где-нибудь в другом месте. Кулачные бои вызывали у нее одно лишь отвращение. И, хотя и речи не могло быть о том, чтобы она своими глазами наблюдала за подобным зрелищем, девушка прекрасно понимала: ей придется выслушать подробное описание схватки, да еще и оказаться единственной представительницей слабого пола в гостинице, битком набитой помешанными на спорте джентльменами всех мастей. Несмотря на это, она предприняла слабую попытку выразить протест, впрочем, без особого успеха.


  3