ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Навстречу любви

Действительно сказка -добрая и оставляет после себя улыбки >>>>>

Игра стоит свеч

На удивление вполне читаемая книга) Из многих уже прочитанных не самый худой вариант, на вечер пойдет. Хотя автор... >>>>>




Loading...
  1  

Мари Феррарелла

Мужская душа


ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Должно быть, ты устала, — сказал Кэрсон О'Нил.

Чуть обернувшись, его невестка улыбнулась в ответ. Кэрсон увидел, что ямочки на ее щеках стали глубже. Обычно эти ямочки не привлекали его внимания. Погруженный, в свою работу, Кэрсон в последнее время вообще замечал очень мало.

Но после смерти брата у него появился почти неосознанный интерес к великому множеству вещей, которые касались Лори О'Нил.

В отличие от брата, Кэрсон по своей натуре был ответственным человеком. И это вовсе не означало, что ему нравилось делать все то, что приходилось. Но он считал эти дела своей обязанностью. Так, после смерти отца он заботился о матери. И всегда опекал младшего брата. Или пытался опекать.

Также он упорно трудился здесь, в качестве директора Детского центра Святой Августины, принимавшего столь многих детей и имевшего от этого столь малую прибыль, но все еще собиравшего деньги и остававшегося на плаву благодаря нечеловеческим усилиям Кэрсона.

Кэрсон поймал баскетбольный мяч и перекинул его мальчишке, едва достававшему ему до груди. Парнишка усмехнулся и убежал прочь с пойманной добычей. Как обычно, это была игра на выбывание.

У Кэрсона не было недостатка в работе. Когда умер отец, мать оказалась не в состоянии заниматься делами, и в свои пятнадцать лет, Кэрсон стал главой семьи.

Это было не так уж легко. Курт рос шалопаем, хотя и необыкновенно очаровательным. Кэрсон любил брата и пытался сделать все, чтобы поставить его на ноги. Он стремился быть рядом с ним, оказывать ему поддержку и материальную помощь всякий раз, когда представлялся случай. А случай представлялся, как показывало время, не так уж редко.

Однако, несмотря на все усилия брата направить его по верному пути, Курт без конца рисковал жизнью в погоне за скоростью.

«Смерть на мотоцикле» — эту заметку Кэрсон прочел на последних страницах газет, публикующих новости местного значения.

Курт погиб через год после смерти матери, и Кэрсон мог бы сложить с себя обязанности патриарха, заботившегося о семье, но этого не произошло. Была Лори, о которой, приходилось думать. И почему-то казалось вполне естественным, что Кэрсон должен взять беременную жену Курта, под свое крыло.

Правда, надо отметить, что Лори его об этом не просила.

Она была независимой, энергичной женщиной, и как раз это ему в ней нравилось. Но она была беременна и после неожиданной смерти мужа осталась с горой неоплаченных долгов.

Старая пословица «Беда одна не ходит» оказалась верной и в ее случае. Меньше чем через месяц после смерти Курта компания, где Лори работала художником, обанкротилась, и она осталась без заработка. Тогда Кэрсон изыскал возможность помочь ей.

Ведь он в свое время столкнулся с похожими проблемами и тоже был тогда одинок.

Когда он объявил своей бывшей жене Жаклин, что покидает юридическую компанию, чтобы возглавить Детский центр Святой Августины, она назвала его сердобольным олухом. Но он-то знал, что работа юриста оставляет его равнодушным и не приносит удовлетворения. Да и доход был не велик. Жена протестовала, пыталась удержать от рискованного шага. Но не так-то легко было переубедить его. Он хотел добиться успеха. И заработать деньги. Но там, где считал нужным.

Это не обрадовало жену. Она кричала на него, называла его полным дураком. И не только. Он даже не мог себе представить, что она знает такие слова, пока Жаклин не набросилась на него с площадной бранью.

И все-таки последнее изречение его сильно потрясло. Сердобольный олух! Как же мало — за пять-то лет их совместной жизни — она его знала. Кэрсон был прагматиком, а не жалостливым романтиком и уж никак не сердобольным олухом. Он взял под свое управление Центр, потому что хотел этого — по очень разным причинам.

Его сердце не истекало кровью — он просто не чувствовал ничего. Словно окаменел. Даже после того, как Жаклин ушла, забрав с собой их двухлетнюю дочку, его сердце продолжало работать. Так же, как и он сам.

Так было и с Лори, думал он, глядя на нее сейчас. Он проводил ее в свой кабинет через узкую прихожую и зал. Девочки, за которыми Лори присматривала, минуту смотрели им вслед и разошлись в разные стороны.

Он закрыл дверь, затем придвинул стул к своему рабочему столу.

Обычно Лори казалась ему неутомимой, вне зависимости от того, какие у нее возникали проблемы. Единственный раз, когда она была не такой, как всегда, это на похоронах Курта.

  1