ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Похороните меня за плинтусом

Интересная книга. Спасибо автору. Хотелось бы узнать, почему посвяящается Ролану Быкову..... >>>>>




Loading...
  2  

Как же меня тогда от злости и негодования трясло… Не передать. Бывший начальничек-то сразу отстранился от дел, и мне с ходу пришлось заняться таможенными делами. Стоя на пристани, у испещренной алыми рунами серебристой арки, я просто скрежетал зубами, глядя на нескончаемый поток грязных, дурно пахнущих тварей, именуемых овцами. Так хотелось кого-нибудь убить…

Но пока суд да дело, большегрузный паром разгрузился, а я чуть успокоился. Да и обретавшиеся поблизости стражники к тому времени прекратили втихомолку потешаться надо мной и ухмыляться. Надоело, наверное. А их десятник, переговорив о чем-то с ун-тархом за моей спиной, подошел и спросил:

– Так вы, тьер Стайни, тоже из стражников будете?

– Угу, – подтвердил я. И вытащил на всеобщее обозрение из-за ворота куртки пару своих значков. А затем протянул остморскому стражнику руку и представился как положено: – Старший десятник Кэрридан Стайни. И лучше на «ты».

– Готард Дилэни, десятник, – пожал мне руку глава подразделения, несущего службу на таможенном посту. И хитро сощурился: – Так за что тебя сюда, брат?

– За заслуги перед Империей, – проворчал я, с трудом удержавшись от нецензурного высказывания в адрес главы первого отдела Охранки. И пояснил немолодому уже стражнику с пышными усами и с белесым пятном от старого ожога на правой щеке: – Показал я себя недавно в громком деле с контрабандой.

– Так тебя сюда не за провинность какую сослали? – изумленно воззрился на меня остморский десятник. – Но если так, то зачем?.. Контрабандистов же здесь днем с огнем не сыскать! Не дураки же они пытаться протащить под аркой что-то запрещенное!

– Начальству виднее, – дипломатично уклонился я от ответа, не желая сознаваться в том, что это назначение – действительно ссылка за провинность. Пусть лучше подчиненные думают что хотят, чем открыто ухмыляются за спиной. С какой стати мне портить себе настроение на полгода вперед?

– Нет, ты постой, – ожесточенно помотал головой Готард. – Постой. Надо разобраться со всем… – Он хмуро уставился на меня. – Это что же тогда выходит – тебя с проверкой к нам прислали? Посмотреть, справно ли мы здесь службу несем, а потом доложить наверх?

– Да нет, ничего подобного, передо мной не стоит задача вас проверять, – успокоил я десятника. Но об истинных причинах своего появления здесь все-таки умолчал.

– Тогда какого беса тебя сюда прислали? – недоверчиво зыркнул на меня Готард. – Не контрабандистов же ловить в самом деле!

– А почему нет? – подыграл я своему собеседнику. – Мне дали недвусмысленный приказ пресечь контрабандные потоки, идущие через этот пост. А это значит – у начальства есть основания считать, что здесь наличествуют проблемы с законностью перемещаемых через границу товаров…

– Да ну, бред! – отмахнулся десятник и указал на огороженную пристань, на которую не проникнуть иначе, кроме как пройдя под высоченной серебристой аркой. – Ты погляди сам – тут же невозможно что-то незаметно протащить в обход стиарха![1]

– Ну не знаю… – напустил я на себя задумчивый вид. – Но ведь как-то умудряются тащить контрабанду…

Десятник с досады сплюнул и хотел было привести еще пару веских доводов в доказательство ошибочности моих предположений, но тут поток сходящих с парома овец иссяк. И появились хозяева этой отары – запыленные и загорелые чуть ли не до черноты степняки. Причем все как на подбор низкорослые и худощавые. Да и лошади у них такие же – мелкие и невзрачные. Не чета нашим скакунам.

Не обратив на меня никакого внимания, вперед выступил пожилой степняк, довольно прилично одетый на фоне остальных погонщиков. Покрутив головой, рассматривая встречающую его делегацию, он немного растерянно обратился к эсс-тарху:

– Тьер Бачур?..

– Все-все, нет меня больше, – довольно улыбаясь, поднял тот руки и кивком указал на меня. – Обращайтесь теперь вот к тьеру Стайни.

– Э, плохо как… – искренне огорчился скотовод. – Зачем уходишь, а? Такой место хороший бросаешь… У нас ведь все тебе завидовать – сидишь себе, ничего не делаешь, а хороший денежка получаешь…

– Вот посидел бы ты здесь безвылазно пару лет, я бы тогда посмотрел, в радость тебе та денежка была бы или нет, – обозлился эсс-тарх.

Но пожилой степняк уже утратил интерес к бывшему начальнику таможенного поста и ничего ему не ответил. Он принялся внимательно разглядывать меня, а потом, что-то решив для себя, сказал:


  2