ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Уитни, любимая. Том 2

Читая второй том, злилась на этого твердолобого герцога! Как можно обвинять в столь суровых грехах, не поговорив,... >>>>>

Испытание любви

Неплохой романчик для одного раза. Хоть сюжет нестандартный. >>>>>




Loading...
  2  

Как же меня тогда от злости и негодования трясло… Не передать. Бывший начальничек-то сразу отстранился от дел, и мне с ходу пришлось заняться таможенными делами. Стоя на пристани, у испещренной алыми рунами серебристой арки, я просто скрежетал зубами, глядя на нескончаемый поток грязных, дурно пахнущих тварей, именуемых овцами. Так хотелось кого-нибудь убить…

Но пока суд да дело, большегрузный паром разгрузился, а я чуть успокоился. Да и обретавшиеся поблизости стражники к тому времени прекратили втихомолку потешаться надо мной и ухмыляться. Надоело, наверное. А их десятник, переговорив о чем-то с ун-тархом за моей спиной, подошел и спросил:

– Так вы, тьер Стайни, тоже из стражников будете?

– Угу, – подтвердил я. И вытащил на всеобщее обозрение из-за ворота куртки пару своих значков. А затем протянул остморскому стражнику руку и представился как положено: – Старший десятник Кэрридан Стайни. И лучше на «ты».

– Готард Дилэни, десятник, – пожал мне руку глава подразделения, несущего службу на таможенном посту. И хитро сощурился: – Так за что тебя сюда, брат?

– За заслуги перед Империей, – проворчал я, с трудом удержавшись от нецензурного высказывания в адрес главы первого отдела Охранки. И пояснил немолодому уже стражнику с пышными усами и с белесым пятном от старого ожога на правой щеке: – Показал я себя недавно в громком деле с контрабандой.

– Так тебя сюда не за провинность какую сослали? – изумленно воззрился на меня остморский десятник. – Но если так, то зачем?.. Контрабандистов же здесь днем с огнем не сыскать! Не дураки же они пытаться протащить под аркой что-то запрещенное!

– Начальству виднее, – дипломатично уклонился я от ответа, не желая сознаваться в том, что это назначение – действительно ссылка за провинность. Пусть лучше подчиненные думают что хотят, чем открыто ухмыляются за спиной. С какой стати мне портить себе настроение на полгода вперед?

– Нет, ты постой, – ожесточенно помотал головой Готард. – Постой. Надо разобраться со всем… – Он хмуро уставился на меня. – Это что же тогда выходит – тебя с проверкой к нам прислали? Посмотреть, справно ли мы здесь службу несем, а потом доложить наверх?

– Да нет, ничего подобного, передо мной не стоит задача вас проверять, – успокоил я десятника. Но об истинных причинах своего появления здесь все-таки умолчал.

– Тогда какого беса тебя сюда прислали? – недоверчиво зыркнул на меня Готард. – Не контрабандистов же ловить в самом деле!

– А почему нет? – подыграл я своему собеседнику. – Мне дали недвусмысленный приказ пресечь контрабандные потоки, идущие через этот пост. А это значит – у начальства есть основания считать, что здесь наличествуют проблемы с законностью перемещаемых через границу товаров…

– Да ну, бред! – отмахнулся десятник и указал на огороженную пристань, на которую не проникнуть иначе, кроме как пройдя под высоченной серебристой аркой. – Ты погляди сам – тут же невозможно что-то незаметно протащить в обход стиарха![1]

– Ну не знаю… – напустил я на себя задумчивый вид. – Но ведь как-то умудряются тащить контрабанду…

Десятник с досады сплюнул и хотел было привести еще пару веских доводов в доказательство ошибочности моих предположений, но тут поток сходящих с парома овец иссяк. И появились хозяева этой отары – запыленные и загорелые чуть ли не до черноты степняки. Причем все как на подбор низкорослые и худощавые. Да и лошади у них такие же – мелкие и невзрачные. Не чета нашим скакунам.

Не обратив на меня никакого внимания, вперед выступил пожилой степняк, довольно прилично одетый на фоне остальных погонщиков. Покрутив головой, рассматривая встречающую его делегацию, он немного растерянно обратился к эсс-тарху:

– Тьер Бачур?..

– Все-все, нет меня больше, – довольно улыбаясь, поднял тот руки и кивком указал на меня. – Обращайтесь теперь вот к тьеру Стайни.

– Э, плохо как… – искренне огорчился скотовод. – Зачем уходишь, а? Такой место хороший бросаешь… У нас ведь все тебе завидовать – сидишь себе, ничего не делаешь, а хороший денежка получаешь…

– Вот посидел бы ты здесь безвылазно пару лет, я бы тогда посмотрел, в радость тебе та денежка была бы или нет, – обозлился эсс-тарх.

Но пожилой степняк уже утратил интерес к бывшему начальнику таможенного поста и ничего ему не ответил. Он принялся внимательно разглядывать меня, а потом, что-то решив для себя, сказал:


  2