ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Девятнадцать минут

Девочку за что осудили? Виновата система,которая не позволяет людям заниматься воспитанием детей,виноваты члены... >>>>>



загрузка...


  1  

Андрей Белянин

Орден фарфоровых рыцарей

Глава первая

Знакомство

«Я Роберт!» Пожалуй, это единственное, что он мог о себе рассказать. Просто Роберт, без всяких там «сэр». Ничего не поделаешь – возраст. Ему было всего два дня от роду. Уважительная приставка «сэр» полагалась только рыцарям, а в рыцари посвящали за великие подвиги. Вот, например, сэр Готвард, друг и наставник маленького Роберта, был посвящен в рыцари за беспримерную отвагу в борьбе с тараканами. Двоих он загрыз насмерть, а на третьем висел, сжав челюсти, до подхода основных сил. Роберт был абсолютно уверен, что насовершает кучу подвигов, едва представится случай. По-видимому, умение хватать случай за хвост было у него врожденным.

Я все-таки кое-что объясню. И Роберт, и сэр Готвард, и другие герои нашей истории не люди. Они – собаки. Такие маленькие фарфоровые собачки разных пород. Но в их груди бьются самые благородные и честные сердца, а их души свято преданны высоким идеалам рыцарства. Говорят, что Орден фарфоровых рыцарей существует очень давно, и это правда. Собаки не устраивают конных турниров, не носят доспехов, оружием им служат лишь собственные зубы, но все-таки это настоящие рыцари, герои до мозга костей. До позавчерашнего дня их было двенадцать. И вот на свет появился маленький фокстерьер – Роберт Тринадцатый.


Сэр Готвард, почтенный усатый ризеншнауцер, объяснил Роберту новые приемы кусания:

– Важно не просто цапнуть, это умеет каждая дворняга, важно поразить врага, внести смятение в его ряды. Ошарашить, запутать, объегорить, провести. Удивил – победил! Вот на тебя, например, идет таракан…

– Где? – всполошился Роберт.

– Например, я говорю. Так вот, он идет прямо на тебя и прощупывает усами твою оборону. Что надо делать?

– Кусать! – уверенно заявил Роберт.

– Правильно, – подтвердил сэр Готвард, – но как? Каким образом? Минуя тактику и стратегию?

– Нет, я тактически отодвину его усы и стратегически цапну за нос!

– Ага, а если он большой и тяжелый и просто сметет тебя с пути?

– Отпущу нос и дам лапой в ухо, – воодушевился Роберт.

– Глупости! – не выдержал сэр Готвард. – Крупный бронированный экземпляр отшвырнет тебя в сторону, как катушку ниток. Ты должен думать!

– Угу, – кивнул щенок.

– Значит, так: подпрыгиваешь вверх и падаешь на спину врага. После чего и кусаешь за… за…

– Невкусно… – недовольно проворчал Роберт.

– Ерунда, – отмахнулся сэр Готвард. – В пылу боя об этом не думаешь.

– Это точно, малыш, – заметил проходящий мимо бассет Лукас. – В бою не до сантиментов. Или ты его, или он тебя. А ля гер, ком а ля гер!

– На войне как на войне… – задумчиво перевел сэр Готвард.

– А главное – никому не прощай обид! – продолжал Лукас. – Помни, что пощечина, нанесенная тебе, обжигает лицо всего рыцарства.

– Угу! – вдохновенно прорычал Роберт, насупив брови.

– Ты не науськивай его, Лукас, – предупредил бассета ризеншнауцер. – Он и так слишком горяч.

– Я? И не думал даже, – пожал плечами бассет. – Просто я делаю из мальчишки мужчину. Верно, малыш? – И Лукас слегка хлопнул Роберта по загривку.

Конечно, он не хотел ничего дурного, но от шлепка маленький щенок кубарем полетел в сторону. Когда он встал на лапы, Лукасу стало не по себе.

– Эй, парень, ты чего? – ошарашенно забормотал он.

Глаза Роберта горели зеленым огнем. Миг – и он уже трепал огромное ухо бассета с явным намерением оторвать его совсем! Бедный Лукас попытался отцепить от себя Роберта, но щенок еще крепче сжимал челюсти.

– Ой, мама! Больно же! Пусти, дурак! – взорвался наконец Лукас. – Я же из тебя половик сделаю!

– Разорву на пеленки! – тихо прорычал Роберт, не разжимая зубов.

Степенный сэр Готвард поймал задние лапы своего ученика и попробовал оторвать его от Лукаса. Бесполезно. Если уж фокстерьер замкнул на чем-нибудь свои челюсти, то их можно разжать только ломом. Никакие уговоры не помогали. Бассет, ругаясь и причитая, носился взад-вперед в надежде, что у Роберта закружится голова. Ничего подобного! Роберт мотался в воздухе, болтая лапами, и ничто не могло погасить в нем чарующего упоения боем.

Между тем вокруг Лукаса постепенно собирались и другие рыцари, привлеченные шумом схватки. Взрослому бойцу неудобно показываться в обществе с такой «серьгой» в ухе, и бедняга Лукас наконец взмолился:

– Роберт! Пусти ухо! Я больше не буду!

  1