ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Рай. Том 1

Да , действительно очень хороший роман. Переживаешь вместе с героями. Джудит Макнот как всегда на высоте >>>>>

Айрин

Ну и муть же!!! Еле дочитала. Очень затянуто, километровые диалоги, путаный сюжет, мужики своих женщин регулярно... >>>>>




Loading...
  1  

Кендрик Шэрон

Мщение или любовь

Глава 1

Доминик Дэшвуд въехал в вычурные, золотые с синим ворота, ведущие в Сент-Фиакэрз-Хилл, на чуть большей скорости, чем это было необходимо. Но не на такой большой, как ему бы хотелось, подумал он с мрачной усмешкой, которая тем не менее неотразимо красила его лицо — с точки зрения большинства женщин. Он напряг мускулистую ногу, утопил педаль акселератора, и темно-зеленый «астон-мартин» рванулся вперед так, будто им выстрелили. Чего бы Доминику Дэшвуду действительно хотелось, так это оказаться где-нибудь на широком, пустынном шоссе, где можно выжать педаль до конца и насладиться пьянящим ощущением скорости. Машины и скорость были великой страстью Доминика. В прошлом женщины, случалось, называли его холодным и бесчувственным.

— Ты любишь эту проклятую машину больше, чем меня! — как-то упрекнула его одна красотка, надув губки. И Доминик не мог отрицать справедливости ее упрека. Доминик уложил ее в постель, в последний раз — потому что она умоляла его об этом и, по правде говоря, потому что он сам этого хотел, — а потом ушел, гадая о том, отчего он так бесчувствен. «Что тут гадать, тебе все прекрасно известно!» — ехидно проговорил внутренний голос, и длинные пальцы Доминика конвульсивно сжали обтянутую мягкой кожей баранку руля, словно с наслаждением впивались в нежную плоть женщины. Но не всякой женщины… Он ощутил короткий всплеск желания, когда сбросил скорость на повороте возле здания клуба. Чувственный рот Доминика искривился при взгляде на девушку в белом костюме для тенниса, выходившую из клуба. Она остановилась как вкопанная и пристально посмотрела на машину, с ревом проносившуюся мимо. Женщина задумчиво сощурила глаза, заметив жесткий, красивый профиль водителя. Но Доминик намеренно не встретился с ней глазами. Язык ее тела яснее ясного дал ему понять, что она доступна, а Доминик избегал таких открыто доступных женщин. Свойственный ему сексуальный магнетизм отравлял Доминику жизнь. Да, в юности Доминик им пользовался, даже безудержно пользовался… Но вот уже много лет ему хочется помериться силой с такой женщиной, которая не упадет с ходу в его объятия. Та леди, до назначенной встречи с которой оставалось меньше часа, не представляла собой, к сожалению, вызова, какого он жаждал, хотя и сейчас он ощущал, как у него по жилам растекается медленный жар, возникающий уже от одной мысли о ней. Ибо Роми Солзбери была вместилищем всего того, что он презирал в женщине. Это была сирена, неразборчивая в связях. Во всяком случае, жизнь одного человека она уж точно погубила. И не оставляет его в покое дольше, чем ему хотелось бы.

Под слегка загорелой кожей на его щеке заходил желвак, когда Доминик обгонял другой спортивный автомобиль, а невольное возбуждение пробежало дрожью по позвоночнику в предвкушении забавы, какую он собирался устроить. Доминик улыбнулся — но то была холодная, жестокая улыбка, под стать его мыслям об удовольствии, ожидавшем его в ближайшие несколько дней, когда он кое-кому воздаст по заслугам. Целых пять лет Доминик ждал этой минуты, и вот она наконец настала. Ему давно пора свести счеты с этой восхитительной мисс Роми Солзбери.

* * *

Роми проскочила поворот на Сент-Фиакэрз-Хилл и пробормотала себе под нос нечто довольно грубое. Въезд был так хорошо замаскирован, что она подивилась, как сами-то обитатели его находят! Впрочем, говорят ведь, за что платишь, то имеешь. А живущие в Сент-Фиакэрз оплачивают — помимо суперроскошных резиденций в драгоценной оправе из девяти сотен первоклассных акров графства Суррей гарантированное уединение, прочное и надежное.

Тут уединение, защищенное от любопытных, с фотоаппаратами наготове, туристов, жаждущих узнать, как в действительности живут супербогачи. Уединение, защищенное и от непереводящихся охотников и охотниц за состоянием — людей, думающих быстро разбогатеть, женившись на деньгах или выгодно выйдя замуж.

Роми бросила взгляд в зеркальце заднего обзора и убедилась, что ей придется ехать до самой кольцевой развязки, где можно будет развернуться в обратную сторону. Несколько минут спустя она снова мчалась к повороту на Сент-Фиакэрз на своей юркой черной малолитражке, купленной в основном на те деньги, которые выплатил ей в знак благодарности ее последний клиент.

Уже не впервые Роми благодарила судьбу, что по крайней мере в бизнесе преуспела так, как не могла и мечтать. Ей любая работа была по плечу, и ее собственная фирма «Высший класс» постоянно укрепляла свои позиции. Роми остановилась перед своеобразными, синими с золотом, коваными воротами, отделявшими Сент-Фиакэрз от остального мира, и отважилась бросить быстрый критический взгляд на себя — подняв глаза к зеркалу водителя. «Не так уж и плохо», — бесстрастно подумала она, прищурив глаза от яркого блеска солнца, отразившегося в зеркале. Она стерла пыль с гладкой бледной щеки и решила, что может окинуть себя и более внимательным взглядом. Лицо ее было лишь слегка тронуто косметикой, а густые, прямые волосы классно подстрижены под «уличного мальчугана». Стрижка была очень модная, а к тому же еще и наилучшим образом подчеркивала необычный цвет волос Роми — цвет светлого меда. На ней был брючный костюм из смеси натурального шелка и льна бледно-голубого цвета, который очень шел к ее светлой коже и бархатистым темно-карим глазам. Роми выглядела так, как и хотела выглядеть, уверенная в себе деловая женщина, готовая справиться с любой задачей, с чем угодно. Или с кем угодно, — напомнила себе Роми, едва заметно усмехнувшись, отчего поползли вверх уголки ее крупного рта. И набрала кодовый номер, который ей сообщили. Ворота распахнулись. Роми въехала на территорию Сент-Фиакэрз-Хилл. Она впервые видела эти владения, и ей сразу же стало понятно, почему желтая пресса окрестила их «английским Беверли-Хиллз». Здесь не просто пахло деньгами — деньги здесь положительно кричали с гребня каждой великолепно оформленной крыши! Хотя где они — крыши?

  1