ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Секретарь Дьявола

Очень понравился Роман! Рекомендую >>>>>

В путь за любовью

Замечательный роман!!! Мне очень понравились герои. Все такие самодостаточные и независимые, но все же учатся принимать... >>>>>

Волчица, или дикая Лиза

Отличнейшая книга! Не могла оторваться!!! Для меня это первая книга данного автора, обязательно прочитаю другие... >>>>>

Король коротких отношений

Какая отличная книга. Это вторая от этого автора. И однозначно не последняя. Много кто писал про невероятность... >>>>>




  129  

Информация прошла явно по каналам НКГБ СССР. Дело в том, что спустя всего два месяца после передачи особых отделов в НКО и НКВМФ СССР выявилась неприглядная картина — оказалась нарушена система обмена информацией и взаимодействия между органами госбезопасности и военной контрразведкой, а, самое главное, прекратилось поступление объективной информации для высшего руководства СССР о боеготовности Красной Армии и ВМФ[139]. В связи с этим и для ликвидации этого опасного недостатка было принято следующее решение. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) в штаты органов Третьих управлений НКО и НКВМФ (в центре, в округах, армиях, корпусах, дивизиях, бригадах, укрепленных районах, гарнизонах, военных академиях, училищах, флотах, флотилиях и военно-морских базах) были введены должности заместителей начальников Третьих управлений (отделов, отделений), которые были непосредственно подчинены соответствующим НКГБ-УНКГБ по территориальности с одновременны]^ подчинением начальникам Третьих управлений (отделов, отделений). Главная задача и функция этих заместителей состояла в организации взаимодействия и координации деятельности органов госбезопасности и военной контрразведки как в центре, так и на местах, а также — внимание! — в информировании вышестоящих инстанций по ведомственной принадлежности обо всех недочетах и недостатках в боеготовности РККА и ВМФ.

Итак, вот что написал Сбытов: «Помню, лечу на У-2 и вижу, что самолеты всюду не рассредоточены (и это еще в марте 1941 г., то есть за три с лишним месяца до нападения Германии! — A.M.), не замаскированы — стоят как на ладони! Приземлился на одном аэродроме — там новехонькие «пешки» (то есть только-только начавшие поступать в войска фронтовые пикирующие бомбардировщики Пе-2. — A.M.) рядом выстроились. Проверил — а они даже горючим не заправлены». На пару мгновений прерву цитирование воспоминаний Сбытова для небольшого комментария.

Небольшой комментарий.

Об отсутствии топлива для самолетов передового базирования, о задержках в его подвозе и негативных последствиях этого как в плане летной подготовки, так и в смысле укрепления боеготовности авиации приграничных округов еще на декабрьском 1940 г. совещании комсостава РККА прямо в присутствии Сталина говорил будущий маршал авиации, а тогда вновь назначенный командир 3-го дальне-бомбардировочного авиакорпуса ЗапОВО Н.С. Скрипко. На его слова по этому вопросу Сталин тут же отреагировал и, не мешая ходу совещания, отдал соответствующее распоряжение командующему ВВС РККА генералу П. Рычагову. И вот проходит всего-то несколько месяцев, а ситуация все та же — самолеты передового базирования не заправлены, да еще и не рассредоточены, не замаскированы. А ведь как показала кровавая трагедия 22 июня, подавляющая часть самолетов передового базирования приграничных округов не была даже заправлена, несмотря на то, что за четыре дня до нападения Сталиным через Генеральный штаб была дана директива о приведении войск приграничных округов в боевую готовность. В результате многие сотни самолетов были уничтожены прямо на земле, в том числе и потому, что не могли взлететь — не были заправлены. Однако вернемся к цитированию воспоминаний Сбытова:

«Я хвост трубой и докладываю командующему войсками (МВО, то есть по прямой своей подчиненности. — A.M.), тот — Щербакову (тогда 1-й секретарь МГК ВКП(б). — A.M.), Щербаков — Маленкову (Г.М. Маленков, как кандидат в члены Политбюро, в то время курировал ряд вопросов оборонного характера, в том числе и авиации. — A.M.). Так вот тогда был рожден документ о положении авиации на границе. Подписали его Маленков, Щербаков, Тюленев и я (то есть Сбытов. — A.M.) как член парткомиссии Главного Политуправления РККА (формальным инициатором этой инспекции был ГлавПУР, во главе которого всеми вояками проклинаемый Л.З. Мехлис еще не стоял, ибо в то время он являлся наркомом госконтроля СССР, в ГлавПУР он вернулся только 21 июня 1941 г. — A.M.). А 4 мая (1941 г. — A.M.) состоялось заседание, на котором присутствовало все командование ВВС. И вот Сталин по той нашей бумаге издает приказ: «Немедленно привлечь к судебной ответственности…» Это было известно и наркому Тимошенко, и начальнику Генерального штаба Жукову. Короче, управление ВВС (а это в первую очередь Я. Смушкевич, являвшийся первым заместителем Жукова по вопросам авиации. — A.M.) отправляет в пограничные округа комиссию. Та комиссия уже через пару дней вернулась и докладывает: «Все в порядке». Ну, что ты скажешь!..»


  129