ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Любовница греческого магната

На один раз почитать! Так унижаться как ГГ я б не стала! >>>>>




Loading...
  1  

Джо Беверли

Рождественский ангел

Глава 1

– Если бы только они перестали в меня влюбляться!

Откинувшись на высокую спинку кресла, Леандр Ноллис, граф Чаррингтон, задумчиво разглядывал тени на потолке. Был поздний ноябрьский вечер. Небольшая гостиная в уютном доме маркиза Арденна в поместье Хартуэлл в графстве Суррей освещалась лишь одним канделябром да огнем в камине.

Несмотря на мрачный тон Леандра, маркиз не спешил ему сочувствовать. Напротив, Люсьен де Во откровенно расхохотался, и даже его жена Бет улыбнулась.

– Чего же еще ожидать красавцу, герою войны? – поинтересовался Люсьен.

– Послушай, старина, всего несколько месяцев прошло после битвы при Ватерлоо, героев войны хоть отбавляй!

– Я же сказал «красавцу», а не просто «герою войны». Перестань расточать улыбки юным красоткам «Олмака». Ты же знаешь власть своих чар.

Леандр с притворной горечью взглянул на маркиза:

– Я и так стараюсь сдерживаться, Люк. Но не могу же я все время ходить с постным лицом.

Все трое чувствовали себя уютно и непринужденно. Леандр и Люсьен сняли свои галстуки и распахнули ворот рубашек. На Бет было просторное суконное платье, на плечах красовалась большая нориджская шаль. Бет примостилась на скамеечке для ног у кресла своего мужа, опираясь на его колено. Его теплая родная рука покоилась на шее жены.

– Не знаю, что и сказать, – задумчиво произнесла она, изучающе и чуть лукаво глядя на графа. – Есть что-то неотразимое в измученной душе. Думаю, каждой женщине кажется, что только она может дать утешение, и ни одна не способна устоять перед искушением.

– Какое еще искушение? – возразил Леандр. – Все эти дни я был настоящим образцом для подражания: танцевал со всеми дурнушками, был чрезвычайно вежлив с сопровождавшими их пожилыми дамами и как мог скрывал, что ищу себе невесту.

– Тогда советую поторопиться с выбором, – сказал Люсьен. – Готов поклясться, что брак делает жизнь лучше во всех отношениях.

Его пальцы перебирали локоны Бет, словно передавая ей какое-то тайное сообщение, и она отвечала мужу понимающей улыбкой.

Они все еще были молодоженами; во всяком случае, так казалось им самим. Свадьба состоялась в июне, но по целому ряду причин медовый месяц и настоящая семейная жизнь начались лишь в сентябре. И вот всего лишь через шесть недель благословенного уединения в их дом в поместье Хартуэлл явился нежданный гость.

До этого вечера Леандра Ноллиса, графа Чаррингтона, недавно вышедшего в отставку, Бет знала лишь по имени. Он был одним из членов так называемой компании повес, поэтому она не удивилась, когда Люсьен без колебаний прервал ради графа их деревенское затворничество.

«Компания повес» возникла почти сразу, как Люсьен попал в Харроу. Николас Делейни собрал двенадцать тщательно отобранных мальчиков и организовал из них общество взаимной защиты и покровительства. В школьные годы члены «компании» защищали друг друга от несправедливости и физического или морального насилия со стороны других учеников. С тех пор прошло немало лет, но узы «компании» все еще были крепки. Любой из ее членов в минуту необходимости мог обратиться к остальным за помощью и поддержкой.

Бет была знакома с семью из повес; еще трое погибли в войне с Наполеоном. Саймон Сент-Брайд занимал высокий пост в Канаде, а о Леандре Ноллисе Бет знала лишь то, что он отказался от многообещающей дипломатической карьеры, чтобы пойти в армию. Вернувшись живым из многих кровопролитных боев, он искал теперь невесту и был явно озадачен тем, что юные леди влюбляются в него одна за другой.

Сбежав от светского сезона в Лондоне, он, разумеется, направился к ближайшему из повес – Люсьену.

– Я был бы счастлив найти невесту, – решительно заявил Леандр. – Мне всегда казалось, что вокруг полным-полно женщин, стремящихся только к большим деньгам и громким титулам. И я готов без всяких колебаний сложить все это к ногам избранницы при единственном условии, что она не влюбится в меня.

– И что же, прямо все влюбляются в вас? – скептически поинтересовалась Бет. Она сочла поведение Леандра Ноллиса слишком уж напыщенным, чтобы воспринимать его всерьез.

– Мне кажется, вы благоразумная женщина, Бет, – повернулся он к ней. – Разве вы могли бы влюбиться в меня?

Бет окинула его долгим и впервые по-настоящему внимательным взглядом и вдруг поняла, что не может дать однозначного ответа.

  1