ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Право на любовь

Мне не понравилось, скучно, банально, никакой изюминки >>>>>

Разгадать стихию страсти

Скучно. Вообще не затянуло. >>>>>

Персональный ангел

В принципе интересно, если читать с середины >>>>>

Женская гордость

А мне понравилось. Прочитала на одном дыхании. Все последовательно, не растянуто. >>>>>




  2  

В руках старого Костакиса и его внучки — ключи от его мечты, а Никос не из тех, кто отступает.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мать, готовившая на кухне завтрак, зашлась в кашле. Андреа нахмурилась. Этот кашель становится все хуже. Мать всегда страдала астмой, но последний год, после бронхита, которым она переболела прошлой зимой и от которого так до конца и не оправилась, с ее легкими стало совсем плохо.

Доктор сочувственно посоветовал увезти Ким на зиму куда-нибудь, где климат теплее и суше. Андреа вежливо поблагодарила его. Зачем доктору знать, что с таким же успехом он мог бы посоветовать ей отвезти мать на Луну? Они и так с трудом сводили концы с концами и о загранице могли только мечтать.

От входной двери муниципальной квартиры, в которой Андреа жила с самого рождения, донесся негромкий лязг — в щель просунули почту. Андреа поспешила в прихожую, стремясь опередить мать. Почта состояла в основном из счетов, а каждый счет прибавлял забот. Мать уже сейчас беспокоилась, смогут ли они оплачивать отопление грядущей зимой.

Андреа подобрала с коврика ворох бумаг и остановилась, перебирая их. Два счета, несколько реклам и плотный кремовый конверт, на котором напечатано ее имя. Андреа с тревогой уставилась на него. Что это может быть? Неужели ордер на выселение?

Она оторвала край конверта и, достав сложенный лист бумаги, развернула письмо. В глаза бросился витиеватый узор поверху, а следом было аккуратно напечатано: «Дорогая мисс Фрейзер…»

С каждым прочитанным словом Андреа все больше охватывал гнев. Она два раза пробежала глазами короткое послание, а затем в ярости скомкала письмо и швырнула на пол.

Ублюдок!

Андреа немножко постояла, сжав кулаки, потом, тихонько вздохнув, наклонилась и подобрала письмо. Нельзя, чтобы Ким увидела его.

Весь день содержание письма, лежащего на самом дне сумки, огнем жгло ее мозг. В нем говорилось:

В конце следующей недели Вас ждут у мистеpa Костакиса. Билет на самолет можете получить в пятницу утром в Хитроу. Расписание авиарейсов прилагается. В аэропорту Афин Вас встретят. Просим позвонить по нижеуказанному номеру, дабы подтвердить получение этого письма, завтра в семнадцать часов.

Волна холодного бешенства прокатилась по Андреа. Все-таки он захотел с ней познакомиться! Костакис, основатель и владелец компании «Костакис индастриз» стоимостью миллионы фунтов стерлингов. Человек, которого Андреа ненавидела всеми фибрами души.

Ее дед.

Они никогда раньше не встречались. Память Андреа хранила другое письмо. Адресованное ее матери, оно тоже было короткое, без всяких прикрас. В единственной сухой фразе Ким Фрейзер предупреждалась, что всякая повторная попытка связаться с мистером Костакисом повлечет за собой судебное преследование. Это было десять лет назад. Йоргос Костакис не мог дать понять яснее, что для него внучка просто не существует на свете.

Второе письмо пришло на следующий день, снова из штаб-квартиры «Костакис индастриз» в Лондоне.

Дорогая мисс Фрейзер,

Вы не подтвердили получение письма, датированного двумя днями раньше. Просим сделать это немедленно.

Андреа спрятала и это письмо — Ким ни за что не должна была его видеть. Слишком много горя причинил ей отец человека, которого она любила так глубоко… и так недолго. В горле Андреа встал плотный комок. Как можно было поступать так жестоко с ее нежной, мягкосердечной матерью?

Андреа набрала ответ, придерживаясь того же почти грубого тона, каким отличались полученные ею послания. Она ничего не должна их отправителю, даже вежливости. Ему нечего от нее ждать, кроме ненависти.

В связи с полученными ранее письмами уведомляю, что любое последующее письмо будет мною проигнорировано.

Распечатав письмо на принтере, Андреа подписала его одним только именем. Вот так, просто и ясно.

Как принято в той среде, к которой она принадлежит.


Никос Вассилис поднял бокал, задумчиво глядя на налитое в него марочное вино.

— Ну так когда же прибудет моя невеста, Йоргос?

Никос и его потенциальный тесть обедали в огромном, перегруженном антиквариатом доме в пригороде Афин, который Йоргос Костакис счел соответствующим своему богатству и положению.

— В конце недели, — ответил тот лаконично.

Никос отметил, что Костакис плохо выглядит.

Лицо у него было краснее обычного, морщины вокруг рта прорезались еще глубже.

  2