ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мышонок

Очень интересно, прочитала на одном дыхании. >>>>>




Loading...
  21  

Констанс молчал, и его молчание начало тяготить Гермию. Ей хотелось спросить его о какой-нибудь мелочи, каком-нибудь пустяке… Только бы он ответил. Только бы не слышать этой абсолютной тишины, от которой она успела отвыкнуть в большом городе, гудящем как улей, от машин, телефонных звонков и болтовни… Но Констанс молчал, и Гермии оставалось только смотреть на его серьезный профиль и гадать о том, что заботит этого внезапно посерьезневшего мужчину…

5

Радости Гермии не было предела, когда наконец-то после многочасовых скитаний они вышли к маленькой рыбацкой деревушке на побережье океана. Неужели настал конец их скитаниям? Может быть, теперь, отдохнув и набравшись сил, они отправятся на поиски Пойта…

Рыбацкая деревня представляла собой десяток деревянных домов, крытых пальмовыми ветками и окруженных низкими заборчиками.

В любой другой ситуации Гермия с отвращением и жалостью взглянула бы на эти убогие жилища, но сейчас она испытывала только радость. Безмерную радость оттого, что скоро она увидит людей и, возможно, отдохнет и поест.

И Гермия не была разочарована. Очень скоро они с Констансом увидели идущего им навстречу местного жителя. Он подошел к ним, и Гермия почувствовала исходящий от него запах океана. Мужчина был невысоким и таким худым, что Гермия невольно задалась вопросом: не океан ли высосал из него жизненные силы? На его лице, сухом, выдубленным морским ветром и солеными брызгами, застыл вопрос. Мужчина смотрел на Гермию и Констанса с удивлением и недоверием, но спросить их о том, что они здесь делают, почему-то не решался. Возможно, он не был уверен, что они говорят на его языке. А может быть, его смущал их внешний вид — вид людей, у которых серьезные неприятности.

Констанс сказал мужчине несколько фраз на незнакомом Гермии языке. Очевидно, это был индонезийский или «бахаза», как его еще называют. Гермия и не догадывалась, что Констанс знает этот язык. Хотя работа гида, наверное, предполагает какие-то элементарные знания языка той страны, в которую он отправляется. Однако это объяснение не помешало Гермии восхититься Констансом. Его поведение достойно уважения. Тогда, в самолете, он проявил завидную выдержку, да и на острове не растерялся, не впал в отчаяние. Так что, может быть, напрасно Гермия была так холодна с ним всю дорогу?

К великой радости Констанса, оказалось, что мужчина понимает английский и даже немного говорит на нем. Познания же Констанса в бахаза были не слишком глубокими. Но, по крайней мере, их оказалось достаточно для того, чтобы вкратце обрисовать собеседнику ту ситуацию, в которой они оказались.

— Знакомься, Гермия, — повернулся он к девушке, восхищенной его познаниями в бахаза. — Это Джамбата. — Джамбата растянул свои сморщенные губы в улыбке и согласно закивал головой. — Он, как ты, наверное, догадалась, из этой рыбацкой деревни. Я объяснил Джамбате, что у нас неприятности, и он готов приютить нас до завтрашнего дня. Кстати, нам очень повезло — Джамбата немного говорит по-английски.

— Немношка, немношка, — закивал головой Джамбата.

Гермия улыбнулась. Индонезиец с его забавным акцентом напоминал ребенка, который учится говорить.

— Очень приятно, Джамбата, — кивнула она мужчине. — Мы попали в серьезную переделку… Кстати, вы не видели здесь мужчину… м-м-м… белые волосы… — Для наглядности она коснулась рукой волос. — Голубые глаза… Одет, как Констанс. — Гермия бесцеремонно ткнула пальцем в жилетку Констанса. — Ну… почти, как Констанс. Как туристы. Белая футболка… — Она потрясла перед внимательно слушающим индонезийцем краем своей когда-то белой блузки. — Не видели?

Джамбата отрицательно покачал головой.

— Не видеть, не видеть… Турист завтра…

— Что значит — завтра? — удивилась Гермия.

— Он имеет в виду, что завтра на Комодо прибудет шхуна с туристами, — объяснил ей Констанс.

— Так значит, это все-таки Комодо, — поежилась Гермия, вспомнив рассказ Констанса о злобных «драконах».

— Комодо, Комодо! — радостно закивал Джамбата, услышав название родного острова.

— Мне нужно найти этого мужчину, — жестикулируя, как будто ей это помогало изъясняться, продолжала Гермия. — Это мой жених.

Он был в том самолете… В общем, мне нужен гид.

— Гид? — Джамбата понимающе кивнул. — Гид можна. Пройти Комодо — найти мужчина. Джамбата может. Завтра.

  21