ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сицилийский ревнивец

Это просто позор, а не книга. >>>>>

Ревнивый опекун

Восторга не вызвал... Главные герои всё время только собачатся, даже нормально поговорить не могут... Ведут себя,... >>>>>



загрузка...


  10  

– Теперь вы можете рассказать мне, почему ваш день рождения оказался неудачным, – приказал Джасим.

– Я надеялась, что вы забудете об этом, – вздохнула Элинор.

Джасим снисходительно усмехнулся, сердце Элинор тут же заколотилось в груди, и ей стало так жарко, что казалось, кожа ее может воспламениться. Не в силах оторвать от Джасима глаз, она поведала ему о ночном клубе, не понимая, почему этот красивый мужчина так напрягся, стоило ей упомянуть о доброте его брата.

– Мурад очень щедрый работодатель.

С точки зрения Джасима, ее признание стало еще одним гвоздем в гроб самой Элинор, и он еще более серьезно воспринял тревоги Ямины. Он не мог поверить в бескорыстную доброту брата и в то, что Элинор не флиртовала с ним, намеренно попадаясь брату на глаза и заставляя его обратить на нее внимание. Он прекрасно понимал, почему Мурад отдал в распоряжение няни семейный лимузин. Он хотел убедиться в том, что в конце вечера она вернется в Вудроу-Корт.

– Да, но я не слишком большая поклонница ночных клубов, – призналась Элинор. – Я ни разу там ни с кем не познакомилась, для большинства мужчин я слишком высокая…

– Но идеально подходите мне, – вкрадчиво прошептал Джасим.

Элинор покраснела. Слишком уж личным был этот комментарий.

– Ну, я полагаю, высокий рост – большая помеха в жизни.

– Встаньте, – протянул ей руку Джасим. – Дайте мне взглянуть на вас.

Фарфоровая чашечка предательски задрожала и звякнула о блюдце. Элинор отставила ее, опираясь на протянутую руку Джастина, она поднялась с ковра. Бесконечно долгое мгновение его блестящие черные глаза, щедро обрамленные густыми черными ресницами необычайной длины, изучали ее раскрасневшееся лицо. Коленки девушки задрожали, и она привалилась спиной к дереву, чтобы не упасть.

– У вас шикарные длинные ноги,- прошептал Джасим, убирая с ее лба кудрявый рыжий локон. – Великолепные волосы и рот, перед которыми не устоит ни один мужчина. – Он перевел взгляд на ее полные губы, и Элинор вздрогнула. – Мне с самого первого мгновения хотелось поцеловать вас…

– Вы были злы на меня, – сумела возразить она, хотя и была поймана в ловушку его ярких глаз.

– Это не помешало моему желанию попробовать вас на вкус. – Джасим придвинулся так близко, что у Элинор перехватило дыхание, и склонился над нею, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Последний раз Элинор целовалась несколько месяцев тому назад. Но никогда, никогда и никто не целовал ее так, как Джасим бин-Хамид аль-Раис. Его нескрываемая страсть сбила ее с ног. Его язык с отточенным эротизмом проник меж ее губ, с готовностью раскрывшихся навстречу. Сладкая боль пробудилась меж ее стройных ног, соски превратились в два туго свернутых бутончика, уткнувшихся в жесткое кружево бюстгальтера. Она судорожно вцепилась в его плечи, чтобы удержать равновесие. Джасим прижался к ней. Она ощутила, как напряглись его чресла, и каждая клеточка ее тела возликовала от радости, ошеломившей ее саму. Она неожиданно открыла для себя, что значит по-настоящему хотеть мужчину, и это желание встряхнуло ее, вернув к реальности.

Элинор отшатнулась от него и поспешно отвернулась, трясущимися руками убирая назад волосы и трогая распухшие губы. Она не могла поверить в то, что все это происходит наяву.

– Простите, но это ни к чему, – едва слышно выдохнула она.

Мимолетное удивление Джасима быстро сменилось усмешкой – он расценил ее поведение как умную игру опытной женщины. Нет ничего более заманчивого для мужчины, чем запретный плод вкупе с девичьим сопротивлением. Он тоже предпочитал трепет охоты и преследование добычи быстрому согласию, но охватившее Джасима безумное желание заставило его забыть о сексуальных играх, в которые его пытались втянуть.

– Что же здесь такого?

– Я работаю в вашей семье… между нами пропасть.

Джасим решил дать ей то, в чем она, как ему казалось, явно нуждалась, – поддержать ее в решении отвернуться от его брата и сконцентрироваться на нем.

– Я нахожу вас необычайно привлекательной, и я не сноб. Мой прапрадедушка (когда он занял трон Кварама) был человеком бедным, но гордым. Я знал много женщин, но никогда не чувствовал себя таким увлеченным. Мы должны понять, что между нами происходит.

Ее тревожные зеленые глаза вновь обратились к нему. Она жаждала этого разговора, ей хотелось верить в его слова, но в то же время она ужасно боялась, что ей могут причинить боль, как это случилось с ее матерью, когда сказочно прекрасный роман стремительно завершился и привел к драме всей ее жизни.

  10