ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сицилийский ревнивец

Это просто позор, а не книга. >>>>>

Ревнивый опекун

Восторга не вызвал... Главные герои всё время только собачатся, даже нормально поговорить не могут... Ведут себя,... >>>>>



загрузка...


  6  

— Сергей Антонов? Русский миллиардер?! ― в оцепенении переспросила Алисса. ― Так это он хочет нанять жену? Бога ради, да он же вечно окружен супермоделями и красивыми актрисами! Зачем ему платить какой-то незнакомой женщине, чтобы та вышла за него?

— Потому что когда-то он был женат, и крайне неудачно. На этот раз он хочет заключить брак по расчету, на строго деловой основе. Больше ничего об этом мне не известно, ― ответила Алекса, внезапно отведя глаза от вопросительного взгляда сестры. Лицо ее было напряженным и непроницаемым. ― Это то, что поведал мне его адвокат. Он еще сказал, что больше мне ничего знать не нужно и что это просто работа.

— Работа, ― машинально повторила Алисса.

— Если ты выйдешь за Антонова вместо меня, я смогу выйти за Гарри, мы сохраним деньги, и мамина жизнь потихоньку наладится. Знаешь, этот русский еще не встречался со мной, поэтому он никогда не догадается, что ты не та женщина, которую он выбрал. *

— Это не имеет значения... это безумие, и я не могу этого сделать, ― нервно проговорила Алисса, ощущая, как давит груз, который сестра взвалила ей на плечи.

— Я подала заявление от твоего имени, ― напомнила Алекса. ― Это за тобой придут адвокаты, если ты не выполнишь условия контракта!

Алисса, обычно редко выходящая из себя, в конце концов разозлилась:

— Плевать мне, что ты сделала! Я не подписывала никакого контракта!

— Что ж, но вполне могла, потому что я подделала твою подпись, ― простодушно сообщила ей Алекса. ― Извини, но мы обе завязли в этой истории по самые уши. И у нас нет другого способа сохранить наш дом для мамы. В данный момент заем получить невозможно...

— Да и мама в любом случае не сможет его выплатить. И продать больше нечего, ― признала Алисса.

Несколько ценных предметов мебели и драгоценности, которые имелись в семье, уже были проданы. Да и сам коттедж уже давно был заложен, когда Дженни взяла кредит под недвижимость, чтобы купить помещение в деревне и открыть там кофейню. И хотя их коттедж теперь был выставлен на продажу, мало кто проявлял к нему интерес; времена тяжелые, да и дом явно нуждается в ремонте.

В затянувшемся неловком молчании Алисса встала:

— Дождь пошел... я обещала забрать маму.

Алисса остановилась возле кофейни и сразу же увидела фигуристую брюнетку, которая вышла на улицу и раскрыла яркий желтый зонт. Юбка на ней была такая короткая, что шокировала бы даже стриптизершу. При виде ее громкие тревожные колокольчики зазвенели в голове Алиссы, потому что это была отцовская подружка Мэгги Лайнз.

Дождавшись, пока Мэгги отойдет, Алисса поспешно выбралась из машины и постучала в дверь кофейной, обнаружив ее закрытой.

— Что делала здесь эта женщина? ― спросила она у матери, которая впустила ее.

Глаза Дженни были покрасневшими, руки дрожали.

— Приходила поговорить со мной.

Алисса просто кипела от злости. Мало того что отец завел интрижку, так у него еще хватает наглости и жестокости позволять своей любовнице терроризировать жену, которую он бросил!

— Тебе не надо было говорить с этой стервой!

— Она говорит, что борьба между адвокатами лишь увеличивает наши расходы, ― натянуто пробормотала Дженни.

— Чего она хочет? ― спросила Алисса, осторожно забирая салфетку, которую мама нервно теребила в руках.

— Денег. Она говорила про долю твоего отца, ― объяснила мать. ― И хотя мне это неприятно даже слышать, она права. По закону он имеет право на половину всего, что я имею...

— Ей не следовало приходить сюда. А тебе не следовало с ней разговаривать!

— Она очень решительная девушка, но я ее не боюсь, Алисса. И тебе не надо впутываться во все это. Твой отец вполне может жениться на Мэгги. Это случается сплошь и рядом, и будет разумнее, если ты не станешь принимать ничью сторону.

Ее встревоженные глаза заблестели от слез, когда Алисса крепко сжала мамины руки:

— Я так люблю тебя, мам. Мне ненавистно видеть, какую боль тебе причиняют.

Дженни Бартлет попыталась успокаивающе улыбнуться.

— Со временем я это переживу. Но пока еще все слишком свежо... Я все еще люблю его, Алисса, ― виновато пробормотала она. ― Это худшее из всего. И кажется, мне не удастся отделаться от своего чувства.

  6