ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дар

Героиня просто дура, ее выходки раздражают, не возможно читать, причём в это й книге про пирата тоже пишут Натан... >>>>>

Хозяйка Эллиот-мэнора

Как-то не особо >>>>>




Loading...
  1  

Лиза Клейпас

Обвенчанные утром

Моей дорогой, изящной, мудрой Кони.

Потому что хорошая подруга дешевле психотерапевта.

Навсегда с любовью

Л.К

Глава 1

Гемпшир, Англия

Август 1852 год


Любой, кто когда-нибудь почитывал романы, знает, что гувернантки должны быть кроткими и ненавязчивыми. Кроме того, они должны быть тихими, покладистыми, послушными, не говоря уже о почтительности по отношению к хозяину дома. Лео, лорд Рэмси, в отчаянии задавался вопросом, почему им не досталась одна из таких.  Вместо этого семья Хатауэй наняла Кэтрин Маркс, которая, по глубокому убеждению Лео, бросала незавидную тень на всех представительниц своей профессии.

Не то чтобы Лео имел претензии к способностям Маркс. Она проделала отличную работу, обучив двух его младших сестёр, Поппи и Беатрис, тонкостям светского этикета. А тем необходима была огромная помощь, потому что никто из Хатауэйев не мог и предположить, что им придётся вращаться в высших кругах британского общества. Они воспитывались в традициях среднего класса в деревне к западу от Лондона. Их отец, Эдвард Хатауэй, учёный-историк, изучавший средневековье, считался человеком из хорошей семьи, но никак не аристократом.

Однако после ряда невероятных событий Лео унаследовал титул лорда Рэмси. И, хотя учился он на архитектора, теперь стал виконтом — с земельными угодьями и арендаторами. Хатауэйи переселились в поместье Рэмси в Гемпшире, где изо всех сил старались приспособиться к требованиям их нового положения.

Одной из самых больших проблем для сестёр Хатауэй стало изучение абсурдно огромного количества правил и требований, предъявляемых к юным представительницам элиты общества. Если бы не терпеливое наставничество Кэтрин Маркс, Хатауэи появились бы в Лондоне со всем изяществом обращённого в паническое бегство стада слонов. Для всех них Маркс совершила чудо, а в особенности — для Беатрис, которая, несомненно, была самой эксцентричной представительницей и без того неординарного семейства Хатауэй. Хотя Беатрис более всего была счастлива резвиться на свободе среди лесов и лугов подобно дикому созданию природы, Маркс удалось внушить ей, что в бальном зале следует придерживаться других норм поведения. Гувернантка даже написала несколько стихотворных правил этикета для девушек, с такими литературными перлами, как:


  • Сдержанность юные леди должны соблюсти,
  • Коль с незнакомцем придётся им речи вести.
  • Жалобы, ссоры и флирт здесь нельзя допустить,
  • Чтоб своё доброе имя суметь сохранить.

Естественно, Лео не мог устоять от соблазна посмеяться над поэтическими способностями Маркс, но в глубине души признавал, что её методы срабатывали.

Поппи и Беатрис успешно провели несколько лондонских сезонов. А Поппи недавно удачно вышла замуж за хозяина отеля Гарри Ратледжа.

Теперь осталась только Беатрис. Маркс выполняла роль наставницы и компаньонки при энергичной девятнадцатилетней девице. Что касается остальных Хатауэйев, то они считали Кэтрин Маркс, в сущности, членом семьи.

Лео же, со своей стороны, не выносил эту женщину. Она при любой возможности высказывала своё мнение и осмеливалась давать ему указания. В тех редких случаях, когда он пытался быть дружелюбным, она отпускала в ответ язвительные замечания или презрительно отворачивалась. Когда же Лео высказывал вполне разумное мнение, то, ещё не дослушав его до конца, Маркс уже перечисляла причины, почему он был неправ.

Неизменно сталкиваясь с её неприязнью, Лео не мог не ответить тем же. В течение всего прошлого года он пытался убедить себя, что для него не имеет значения, что она его презирает. В Лондоне было много женщин гораздо более красивых, обаятельных и привлекательных, чем Кэтрин Маркс.

Если бы только она не очаровывала его так.

Возможно, причиной были тайны, которые она так рьяно оберегала. Маркс никогда не говорила о своём детстве, или о своей семье, или о том, почему она приняла предложение Хатауэйев. Какое-то время она преподавала в школе для девочек, но отказывалась говорить о своей преподавательской практике или объяснять, почему она покинула школу. Ходили слухи, передаваемые бывшими ученицами, что она то ли бедная родственница директрисы, то ли женщина, потерявшая репутацию и вынужденная пойти в услужение.

  1