ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Любовь выбирает нас

Концовка просто самая короткая из всех здесь виданных!!! До секса они добирались 2/3 книги, дочитала из вредности))),... >>>>>

Рикошет

Роман то хороший. Но такой длинный, нудныйэ >>>>>



загрузка...


  1  

Барбара Картленд

Чудо для мадонны

От автора

Рафаэль, рожденный в 1483 году, был одним из самых кротких, самых добросердечных художников-знаменитостей. Всеобщий любимец, он никогда и ни с кем не затевал ссор. Он написал множество картин с изображением Мадонны, и каждый созданный им образ отражал ту красоту, тот внутренний свет — словом, все то совершенство, которое мечтает встретить в женщине мужчина. Немногие художники были окружены при жизни подобной любовью и восхищением; посмертно же он был признан подлинным мастером, «Князем живописцев».

Пол Мартин, родившийся в 1864 г., был самым знаменитым пионером фотографии. «Факсимильная» фотокамера производила в 1889 г, замечательные снимки. Ценой по 3 фунта 3 сантима.

Флоренция так и остается одной из сокровищниц Европы, и красота этого города, чистота его света, отзывчивость и чуткость людей не изменяются с течением столетий.

Глава 1

1893 год

Лорд Миер завтракал с отменным аппетитом.

Бывая в Лондоне, он любил выезжать на прогулку верхом ранним утром, прежде чем парк наполнится народом.

Сегодня он объезжал новую лошадь, которую недавно купил у коннозаводчика Тэттерсолла. Жеребец оказался очень горячим, и лорду пришлось немало повоевать с ним, прежде чем тот признал его хозяином и счел за лучшее вести себя с ним почтительно.

Лорд Миер слыл выдающимся наездником, и успех доставил ему огромное удовольствие, тем более что заодно лорд окончательно пришел в себя после развеселой ночи.

Вчера, покидая увеселительное заведение в Сент-Джеймсе, где некий богатый пэр праздновал сенсационный выигрыш Большого Национального кубка, лорд чувствовал себя как ребенок, объевшийся сладостями в кондитерской.

Лорд Миер в полной мере наслаждался радостями жизни, но была в этой жизни скрытая сторона, и о ней знали немногие.

Он имел самое непосредственное отношение к тайнам дипломатических сношений между Францией и Англией. Случалось ему негласно выполнять поручения правительства и во многих других странах Европы.

Только секретарь министерства иностранных дел знал, что бесконечные путешествия лорда Миера в поиске удовольствий, как это казалось на первый взгляд, имели совсем иную цель.

Весьма импозантный богатый наследник знатного рода, чьи предки не раз упоминались в трудах историков, он ловко ухитрился дожить до двадцати девяти лет, не связав себя брачными узами.

С тех самых пор, как лорд окончил Итон, многие честолюбивые матери желали заполучить его в зятья и прилагали к тому немало усилий.

Но лорд Миер позволял себе поддаваться чарам только замужних дам и пока что счастливо избегал серьезных отношений с юными девами и их мамашами.

Он жил в доме на Парк-лейн, построенном и обставленном еще дедом лорда. Хозяйство в нем велось на холостяцкий лад, что, однако, не означало отсутствия удобств и даже некоторой изысканности. Весь стиль жизни лорда Миера сложился постепенно, по мере того как он хорошо изучил и собственные потребности, и привычки других представителей своего круга.

— Я всегда утверждал, Инграм, что вы умеете принимать гостей, как никто другой в Англии, — сказал всего неделю назад принц Уэльский, обедая в Миер-Хаусе. — Не могу понять, почему мой шеф-повар не может сравниться с вашим в кулинарном искусстве.

Лорд Миер поблагодарил за комплимент, но не стал уточнять, в чем секрет его ведения хозяйства.

Отчасти этот секрет состоял, несомненно, в том, что его секретарь действовал весьма умело. Но, как усвоил лорд во время службы в армии, все нововведения должны исходить от начальства, и поэтому всегда проявлял особый интерес ко всему, что касалось его собственной персоны.

Своими поместьями лорд Миер тоже управлял так, что его фамильное имение в Бэкингемшире считалось образцовым в своем роде.

Его конюшня в Ньюмаркете была предметом зависти соперников, и, к их досаде, он легко выигрывал все классические скачки.

Покончив с превосходными бараньими котлетами с гарниром из шампиньонов, доставленных вчера из его имения, лорд Миер жестом приказал подать себе кофе.

Лакей, который до того стоял неподвижно за спинкой хозяйского кресла, немедленно направился к двери, чтобы выполнить распоряжение господина.

В этот момент дверь распахнулась, и дворецкий торжественно провозгласил:

— Маркиза Керкхамская, милорд!

Лорд Миер удивленно смотрел на сестру, одетую в костюм модного зеленого оттенка, который ей очень шел, пока она торопливо пересекала столовую.

  1