ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Вспомни меня, любовь

Я оценила роман в 5/5. Удивил предыдущий отзыв. Наверное, каждый ищет в книге чего-то своего. Я с удовольствием... >>>>>

Не было бы счастья...

В такого доктора и я бы влюбилась...))) Сначала подумала, 20 лет водержания героини, явно перебор.Но... >>>>>

Кошачий патруль

очень понравилось так всё интересно закручено и читается с удовольствием и так легко не надо напрягаться чтобы... >>>>>




  3  

В отчаянии всплеснув руками, Салена спросила:

– Что же тут можно поделать, папа?

– У меня есть одна мысль, но об этом поговорим позже. А пока постарайся быть поприветливее с нашим хозяином.

– Но ты еще не сказал, кто это, папа.

– Князь Серж Петровский, – ответил отец.

– Русский! – воскликнула Салена.

– Да, русский, и к тому же чрезвычайно богатый! В Монте-Карло их полным-полно, каждый богат, как Крез, и, с радостью должен заметить, они не жалеют своих денег.

– Но князь – твой друг, а не мой. Не думаю, что он собирался включать меня в число своих гостей.

– Я намекнул, что мне некуда свозить тебя на каникулы, – ответил лорд Карденхэм, – и он сразу же предложил нам приехать к нему на виллу. Я в этом не сомневался, но нам нужно от него гораздо больше.

Салена взглянула на отца с изумлением:

– Больше… Что это значит?

– Даже самому прекрасному алмазу требуется оправа.

– Папа, неужели ты предлагаешь…

– Я не предлагаю, а говорю, – твердо сказал отец, – что, если князь не купит тебе новые платья, ты будешь ходить в том, что на тебе сейчас… или вообще голой!

– Но… папа!

Это был возглас смятения. Лорд сказал нарочито грубо, как человек, чувствующий за собой вину:

– Послушай меня, Салена, и послушай внимательно. Если я сказал, что разорен, значит, это действительно так. К тому же у меня слишком много долгов. Проще говоря, мы должны изворачиваться, как можем.

– Ты умный и интересный человек, папа. Любой будет только рад оказать тебе гостеприимство. Но я – совсем другое дело! И ждать, что князь заплатит за мои наряды, – это ужасно!

– У нас нет выбора, – с тяжестью в голосе сказал лорд Карденхэм.

– Это… правда?

– Неужели ты думаешь, что я не перебрал все возможные варианты? Но даже, когда живешь у кого-то, это все равно недешево, так или иначе. В последнее время мне не везло в картах и приходилось занимать деньги даже на чаевые официантам.

Про себя Салена подумала, что опасно играть на деньги в таком положении, но знала, что вслух об этом лучше не говорить.

Вместо этого она – впервые за всю поездку – оглянулась по сторонам.

Город уже остался позади. Они ехали по узкой дороге; с одной стороны ее было море, а с другой нависали скалы.

Пышная бугенвиллея обвивала голые камни; розовая герань и золотистые шарики мимозы, казалось, вобрали в себя солнце.

– Это прекрасно! О, папа, как здесь красиво! Она взглянула на море и воскликнула:

– Какая великолепная яхта! Ты только взгляни, папа!

Снежно-белая моторная яхта, чьи мачты четко вырисовывались на фоне голубого неба, шла по лазурной воде, оставляя за кормой серебристый пенящийся след. Это было волшебное зрелище, и трудно было понять, почему лорд заметил, нахмурившись:

– Это «Афродита». Собственность герцога Темплекомского, черт бы его побрал!

– Почему «черт бы его побрал», папа?

– Я просто завидую, моя малышка. Герцог Темплекомский – один из самых влиятельных людей в Англии. У него лучшие дома, лучшие лошади и лучшие охотничьи угодья в Англии. Я тоже хотел бы все это иметь – но не могу!

– Бедный папа!

– Не такой уж и бедный, – сказал лорд Карденхэм. – У меня есть то, чего нет у него.

– Что же именно? – спросила Салена.

– У меня есть прекрасная, милая дочка! Салена засмеялась от радости и прижалась щекой к плечу отца.

– Я очень, очень рада, что мы с тобой вместе! – с нежностью проговорила она.

– Тебе понравится на вилле у князя, – сказал лорд Карденхэм. – Она великолепна, хотя князь строил ее не сам, а купил у одного дьявола, который спустил все за игорным столом, а потом застрелился, не желая жить в бедности.

Салена вздрогнула.

Именно такие истории она слышала о Монте-Карло.

В голове у нее промелькнула мысль, что она возненавидит жизнь в доме, предыдущий хозяин которого покончил жизнь самоубийством.

– Это – выход из положения, и даже я, честно признаться, подумывал о нем, – угрюмо пожал плечами отец.

– О нет, папа! Так нельзя говорить! – вскричала Салена. – Это неправильно! Это… грех. Жизнь драгоценна, она – подарок Бога.

– Жаль только, что к нему больше ничего не прилагается, – ответил лорд Карденхэм и, посмотрев на Салену, добавил: – Впрочем, в одном Бог проявил ко мне щедрость: он дал мне красавицу дочь.

Салена пододвинулась поближе к отцу и вложила свои руки в его.

– Как хорошо, что ты так говоришь, папа! Мои подружки в пансионе посмеивались надо мной и говорили, что на вид я просто ребенок. Никто не поверит, что я уже взрослая.

  3