ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Ничего личного

Читала этот роман года три назад, сейчас перечитала, и получила такие же позитивные эмоции. Очень интересно, легко,... >>>>>

Услышь свое сердце

ой как нудно. >>>>>




Loading...
  16  

— Это был обычный день, — отозвалась осторожно Адди, бросив взгляд в сторону Бена, который саркастически ухмельнулся на ее слова и как ни в чем не бывало, потянулся за добавкой.

Она вздохнула посвободнее, поскольку все продолжили обед, и ее напряжение слегка спало, а аппетит вернулся с удвоенной силой, когда она взглянула на тарелку, заполненную едой. Тут была и жаренная куриная грудинка, и варенный картофель с фасолью, политые растопленным маслом. Трудно было есть медленно, испытывая голод, но Адди старалась, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания. Поскольку беседа вокруг стола возобновилась, Мэй наклонилась к ней и прошептала на ухо:

— Ты слишком взрослая, что бы носить свои волосы распущенными, Аделина. Сегодня это уже поздно менять, но завтра, я хочу, что бы ты была причесана к обеду как всегда.

Адди взглянула на нее округлившимися от удивления глазами. На нее смотрели, как на прокаженную, только потому, что у нее были распущенные волосы?

— Из-за этого все так странно на меня уставились? – прошептала она в ответ.

Мэй бросила на нее проницательный взгляд.

— Ты сама знаешь ответ на этот вопрос.

Так вот почему Бен смотрел на нее так высокомерно. Он подумал, что она пытается привлечь к себе внимание. Узел злости и негодования разрастался у нее в груди. Адди опустила взгляд на тарелку, только изредка поглядывая на окружающих. Крупный мужчина с безвольным лицом, который сидел рядом с Каролиной, по-видимому, был ее мужем. Он держался скромно и не так активно участвовал в разговоре, как другие мужчины. Кейд вел себя по-приличнее в кругу семьи, чем накануне в обществе Адди. Рассел вел основную беседу и только Бену позволял себя прерывать. Какое положение занимала здесь Аделина Уорнер? Тихо наблюдая и слушая, Адди задавалась этим вопросом.

Так как Бен не обращал на нее никакого внимания, у нее была возможность рассмотреть его как следует. Он не был красив так, как по рассказу Лиа, она себе представляла. Красавцами, в ее понимании, были Дуглас Файрбанкс или Джон Губерт[3], с их идеальными лицами и аристократическими манерами, похожими на принцев из сказки. Бен был более грубой внешности и слишком смуглым, что бы быть сказочным героем. Подбородок был затенен отросшей за день щетиной. Хотя бритье вряд ли бы помогло координально изменить внешний вид, если учесть темный загар. Но, вынуждена была она признать, он был неотразимо привлекателен своей индивидуальностью. И, конечно же, были еще ярко зеленые глаза и кривоватая улыбка, которая смягчала его привычку говорить всегда правду в лицо и его невыносимое самомнение. У него было мускулистое тело человека, привыкшего к физическому труду и проводящему много часов верхом. Почему он занимался тяжелым каторжным трудом, если было очевидно, что он хорошо образован? Она достаточно много знала о ковбоях, чтобы понимать, что большинство из них были просто не способны заниматься чем-либо еще. Откуда он появился, зачем решил обосноваться здесь, почему согласился на должность управляющего? Он явно скрывался от чего-то или от кого-то. Она готова была на это поспорить.

Поскольку все смотрели на Рассела Уорнера, разглагольствующего о ранчо, Адди, не скрываясь, уставилась на профиль Бена. Впервые она начала осознавать ситуацию, в которой очутилась, и почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Рассел был все еще жив. Бен Хантер еще не убил его. И она была единственной, кто знал, что должно было произойти.


Глава 2


Слова Лиа: «Адди, мне нужно мое лекарство» был сигналом к началу новго утра, нового дня. Адди все еще лежала с закрытыми глазами, ожидая этих слов, зевая и зарывшись лицом в подушку. Почему Лиа еще не позвала ее? Почему она…

Адди резко села на кровати с широко раскрытыми глазами, как если бы только что прозвонил будильник, сердце ее колотилось в бешеном ритме. Взгляд пробежал по комнате. Она все еще была здесь. В другом мире. Что же произошло? Что же все-таки произошло? Все окружающее было совершенно другим, не тем, к чему она привыкла. Маленькая розовая спальня в рюшечках не была ее. Она вообще не была в ее вкусе. Адди хотела назад свою собственную родную – бело-синюю, с кропотливо вышитыми Лиа салфетками, с заваленным румянами и помадами комодом и постером, который гласил «Валентино в роли Шрейка и Мэри Пикфорд в роли Моей Лучшей Девушки». Она скучала по ним, скучала по знакомому радиоприемнику в углу.


  16