ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Нам не жить друг без друга

и первая и вторая книга интересная. >>>>>

Поспешное замужество

На один раз вполне подойдёт >>>>>




Loading...
  2  

Когда она вышла из здания аэровокзала, дождь все продолжал идти. К счастью, очереди на такси не было, а свободных машин оказалось много. Ли быстро подошла к одной из них, села на заднее сиденье, поставив рядом сумку, захлопнула дверцу и назвала водителю адрес отеля. Машина влилась в поток движущегося транспорта, и Ли попыталась расслабиться.

Тщетно. Она с грустью смотрела на залитые дождем улицы, на отражение огней в лужах, на капли дождя, стекавшие по стеклу. Как там у Снупи? Стояла темная, ненастная ночь… Что это? Предзнаменование?

Может, стоило остаться в Бруме и заставить себя забыть прошлое? Не безумие ли – ее решение приехать?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ничего не изменилось… Ли стояла в огромной гостиной особняка Дюранов, охваченная привычным чувством полнейшей собственной никчемности, которое испытывала все свое детство и юность. Ей казалось, будто она вернулась в ту жизнь, от которой убежала шесть лет назад. Ее словно засасывало в болото: вернулись сомнения, неуверенность, боязнь оказаться не ко двору, отчаяние от безуспешного поиска своего места в жизни.

Но теперь все будет иначе, горячо убеждала себя Ли. Лоренс Дюран – человек, которого она считала своим отцом первые восемнадцать лет своей жизни, – умер. Вместе с ним умерла его подавляющая, тираническая власть над всем и вся. Теперь ее мать и сестры смогут вздохнуть свободно и строить жизнь по собственному выбору. Но может, все случилось слишком неожиданно для них и они еще не осознали, что он действительно умер?

Конечно, во время панихиды разговаривать было абсолютно невозможно. Но почему же тогда они продолжают избегать и откровенно игнорировать ее присутствие теперь, оставив в полном одиночестве? Если бы они выказали хотя бы слабый намек на радость и гостеприимство, если бы блеснул хотя бы робкий лучик надежды…

Она чувствовала себя бесконечно одинокой и несчастной среди всех этих известных в стране людей, заполнивших гостиную особняка Дюранов, чтобы отдать последнюю дань уважения человеку, обладавшему огромным богатством и властью. Ли заметила, что ее мать отошла от группы гостей и на какой-то миг оказалась одна. Ли быстро подошла к ней и коснулась руки, привлекая к себе внимание.

– Мама?

Алисия Дюран едва взглянула на свою младшую дочь и раздраженно бросила:

– Не сейчас, Ли. Я должна подойти к Ричарду.

Повисло тягостное молчание. Ли внутренне сжалась, услышав этот ледяной тон и увидев хмурое лицо, выпустила руку матери и с отчаянием смотрела, как та направляется к человеку, который уже завладел вниманием четырех ее старших сестер.

Ричард Сеймур… Бесспорный наследник финансовой империи Лоренса Дюрана, председатель комиссии по организации похорон великого магната и этих помпезных поминок в его семейном особняке… Во время похорон и прощания с Лоренсом Ли ни разу не посмотрела на него, даже мельком. Сейчас же, увидев его, она не смогла справиться с мгновенной вспышкой застарелой ненависти и боли.

В нем по-прежнему было все, чего всегда недоставало Ли и что Лоренс Дюран мечтал видеть в своем пятом ребенке – сыне, наследнике, продолжателе его дела. Но пятым ребенком, которого родила жена Лоренса, оказалась Ли – мало того что еще одна дочь, так к тому же рожденная от другого мужчины. Она была «бракованным» ребенком по всем статьям – не обладала никакими достоинствами, и все относились к ней пренебрежительно, постоянно делали неодобрительные и обидные замечания. Но мучительнее всего было постоянное сравнение с Ричардом Сеймуром, превозносимым на все лады. Он действительно был великолепен во всех отношениях – красив, умен, обаятелен. Ричард буквально излучал ауру властности, успеха, самоуверенности.

Ли отвернулась, убеждая себя, что теперь ей это все безразлично. У нее больше нет причины ненавидеть Ричарда. Она уже давно живет своей жизнью, не имеющей никакого отношения к Лоренсу Дюрану, и приехала на его похороны только из желания перевернуть эту печальную страницу своей жизни. Ли глубоко вздохнула. Ее мать и сестры неотступно увивались вокруг Ричарда. Что ж, король умер. Да здравствует король! Но Ричард не был членом семьи, и Ли действительно не понимала, почему они ведут себя так подобострастно. Он не мог управлять их жизнями, как делал это Лоренс – железной рукой, ничего не забывая и не прощая.

Может быть, когда все закончится и все эти люди, пришедшие отдать последний долг Лоренсу, уйдут, ей представится более благоприятная возможность попытаться воссоединиться со своей семьей? Во всяком случае, она получит шанс попробовать навести мосты, разрушенные ею, когда бегство показалось ей единственным шансом спастись от невыносимого существования в этом доме.

  2