ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Босиком по снегу

Кровавые убийства и юмор что то не то >>>>>

Алые ночи

Прикольно >>>>>




  2  

Алека несколько удивляло спокойствие Джоша, с видимым равнодушием относившегося к появлявшимся во всех периодических изданиях подробным отчетам о судебном разбирательстве по делу доктора Грэхема. Теперь, конечно, все понятно. Если он влюбился в его дочь...

- Да, она потрясающая девушка. - Холодноватая блондинка, с которой ему бы лично не пришло в голову провести уютный вечерок. Такие женщины сбивали его с толку одним только взглядом, но Джош - это другое дело. - Такая... Такая блондинка, - продолжал бормотать Алек. - А я даже и не подозревал, что ты знаком с ней. И как же вы познакомились?

- Мы еще не познакомились. Пока что... Именно поэтому я и слежу за ней, - спокойно пояснил Джош.

Алек почувствовал, как внезапный холод пробежал по его спине.

- Что ты намерен делать, когда познакомишься с ней?

У Флоры Грэхем была возможность публично отречься от отца, но она решительно отказалась от этого. Джош до сих пор не мог забыть ее прекрасно поставленный голос, исполненный едва заметного превосходства, когда она отвечала в суде, оперируя научными терминами. Улыбка Джоша стала еще шире: пусть отец скрылся в реабилитационном центре, но дочь все еще здесь, хотя и она, по сведениям Джоша, собралась покинуть город.

Как это часто случается, доктор, обвиненный в злоупотреблении наркотиками, внезапно сделался в глазах прессы и общества лицом, вызывающим жалость, едва ли не жертвой, причинившей вред только себе самому и поведшему себя вполне благородно в сложной ситуации. Это и стало последней каплей - обычно Джош снисходительно относился к человеческим слабостям, но данный случай, разумеется, представлял собой исключение.

Тяжелые веки опустились на его потемневшие серые глаза. Детали плана еще не вполне созрели в его голове, но главная цель была вполне ясна: сделать Флору глубоко несчастной. И если для этого ему придется даже переспать с ней, так тому и быть.



Примерно через час после того, как она съехала с шоссе, Флора уже не сомневалась, что за ней следят. Она то и дело смотрела в зеркало заднего обзора, убеждаясь, что красный автомобиль по-прежнему следует за ней по пятам. На протяжении последних месяцев любопытные журналисты превратили ее жизнь в кошмар, довели до того, что ей приходилось выбираться из города, прячась и оглядываясь по сторонам, точно она была преступником в розыске.

В самом деле, сколько можно! Она резко нажала на тормоза, когда преследователь повернул следом за ней на другую дорогу, и не особенно удивилась, когда красная машина промчалась мимо нее, и, резко снизив скорость, притормозила впереди на обочине. Обхватив руль побелевшими пальцами, Флора глубоко вздохнула. Пора перестать вести себя как жертва, к черту дипломатию! Ее каблучки победно застучали по асфальту, когда она направилась к преследователю. Намеренно не обращая ни малейшего внимания на водителя, она склонилась над задним колесом красной машины и через мгновение выпрямилась, с удовлетворением услышав, как из проколотой шины со свистом выходит воздух.

Да, месть довольно приятное занятие, решила Флора с улыбкой. Когда водитель красной машины выбрался из-за руля, она стояла, удовлетворенно потирая руки.

- Какого черта?!

Она узнала плотную фигуру одного из наиболее агрессивно настроенных журналистов, целыми днями осаждавших порог ее дома. Он уставился на быстро спускающееся колесо с выражением живейшего изумлениями Флора подумала, что зря она, пожалуй, позволила себе улыбаться - это был весьма крупный мужчина, и в довольно скверном расположении духа.

Лучше бы она доехала до ближайшего полицейского участка! Теперь ей пришло в голову и еще одно обстоятельство, о котором она в гневе просто не подумала прежде: дорога была довольно пустынной, а район - малонаселенный.

- Ах ты, дрянь!

Мужчина, похоже, очнулся и медленно направился к ней. Флора почувствовала, что ее ноги самым дурацким образом приросли к месту, и она беспомощно наблюдала, как крупная фигура подходит все ближе и ближе.

- Да это ведь преступление!

Его слова прозвучали неожиданно нелепо, точно перед ней был большой, рассерженный ребенок, и паника сразу же куда-то улетучилась.

- Такое же точно преступление, как копаться в чужом грязном белье! Так что лучше держись от меня подальше!

Она гневно крикнула, когда он схватил ее за плечо, и попыталась высвободиться. От резкого движения элегантная шляпка съехала вперед и закрыла ей один глаз. Ничего страшного, но Том Ченнинг мог ощутить острую дрожь удовлетворения при мысли, что за высокомерным фасадом «мисс Ледышки» может прятаться страх. Все эти недели, проведенные под беспощадным светом публичного расследования, она держалась безупречно, ни разу не дрогнув. В ее положении люди обычно теряют самоконтроль и чувствуют себя беспомощными, но эта чертовка каким-то непостижимым образом умудрялась вести себя так, словно не замечала фотовспышек, преследовавших ее повсюду. В довершение всего, ее друзья оказались, вопреки обыкновению, несловоохотливыми и хранили ей упрямую верность. Они сомкнули ряды, отказываясь помочь прилюдно полоскать грязное белье Грэхемов. Флора для Тома Ченнинга воплощала все, что он ненавидел в ее социальной среде. В глубине души он осознавал, что именно по этой причине и преследует ее, не давая скандалу умереть естественной смертью, хотя интерес публики к нему уже давно угас. Теперь Том Ченнинг вел против Флоры Грэхем свой личный крестовый поход.

  2