ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Семейные узы

История не плохая. Но написано нудненько- одна и та же мысль муссируется в трёх абзацах хоть и разными (а иногда... >>>>>

Позови меня

Нудно, дочитала по диагонали. >>>>>




Loading...
  2  

— Что еще? — не ожидая ничего хорошего, спросила она.

— Тебе придется что-то сделать со своей внешностью. Это необходимо всему персоналу, а тебе, Кэти, особенно.

Хотя подобные слова она слышала от него много раз, у нее так и не возникло желания использовать еще какие-либо средства, помимо мыла, воды и расчески, чтобы привести в порядок непослушные светлые волосы. Она работала горничной, а это значит, что вставать приходилось очень рано, так что времени на туалет едва хватало, да и двоюродная бабушка, воспитавшая ее, была строгой женщиной, не признававшей макияжа. Внучатую племянницу она приучила обходиться без косметики.

Кэти ненавидела Руперта, когда он похотливо смотрел на нее, словно она была доступной женщиной. Почему он так себя ведет? Наверное, находит в этом удовольствие, а также не может пережить, что она его отвергла. Как ни странно, но часто собственная уязвимость придает уверенности, и Кэти с вызовом спросила:

— Что не так с моей внешностью?

Руперт пригладил упавшую на лоб челку и заявил:

— Дело в том, что принц — знаток красивых вещей и, в особенности, красивых женщин. Я, конечно, не надеюсь на чудо, но хотел бы, чтобы ты приложила хоть минимум усилий, пока он здесь. Чуть-чуть косметики не помешает. А форму с иголочки ты получишь.

Возможность надеть новую форму не обрадовала Кэти. Под взглядом Руперта она почувствовала, что краснеет. Жар разлился по шее и спустился вниз, привлекая его внимание к полной груди. Как отвратительно!

— Но… — попробовала возразить она.

— Никаких но, — оборвал ее Руперт. — Босс я, Кэти, и мое слово — закон.

Да, с этим не поспоришь. Кэти закусила губу, а Руперт театральной походкой удалился.

Кэти сознавала, что задержалась на этой работе. Неужели у нее так и не хватит храбрости уйти? Но в данной ситуации привычка играет большую роль. Особенно когда ты чувствуешь себя в этой жизни неуверенно. Да и куда уходить? Она никогда нигде больше не работала.

Ее привезли в эту деревню сиротой и отдали на попечение двоюродной бабки, суровой старой девы, которая плохо представляла, как управляться с ребенком. Кэти ужасно страдала без родителей, кричала и плакала по ночам. А тетка — хотя и желала ей добра — была излишне строга с девочкой. Главное, что требовалось от Кэти, — это быть аккуратной, рано ложиться спать и прилежно учиться.

Школьными успехами Кэти не могла похвастаться. Хорошие отметки у нее были лишь по кулинарии да еще по садоводству за труд в школьном саду.

Она уговорила себя, что работа горничной в отеле Руперта — временное занятие, пока она не решит, что ей делать дальше. Работа стала укрытием, спасением от ударов судьбы. Но дни перерастали в месяцы, затем в годы. И так продолжалось до тех пор, пока она не встретила Питера, помощника священника. Сначала они подружились, потом начали встречаться, встречи переросли в спокойные романтические отношения. Питер казался надежным человеком, ласковым, а когда он сделал ей предложение, Кэти ответила согласием, представляя счастливое будущее с честным мужчиной, который ее любит.

По крайней мере, она думала, что любит. Питер согласился на работу в приходе северного графства, и они договорились о том, что в конце года она приедет к нему. И вот вчера пришло письмо, разрушившее все ее надежды и мечты. Судьба посмеялась над ней. В письме было сказано: «Прости, Кэти, но я встретил другую, и у нее будет ребенок…»

Печальные мысли завладели Кэти, и она не сразу заметила, что в отель кто-то вошел. К стойке подошел мужчина. Она выпрямилась и машинально ему улыбнулась, как и полагалось служащей отеля.

И замерла.

Подобные моменты случаются в жизни крайне редко. Ошеломленная, Кэти посмотрела в потрясающие глаза, подобных которым не видела никогда: они сверкали золотом, как послеполуденное солнце, но сейчас к их блеску примешивался стальной отлив.

У нее появилось ощущение, что глаза незнакомца ее гипнотизируют, поглощают.

Под столом Кэти сжала руки в кулаки не в силах отвести взгляд от его лица: надменное, высокомерное, оно, казалось, было высечено из камня. Губы красиво очерчены, а уголки чувственно приподняты. Наверняка это крепкие, жесткие губы. У нее по коже пробежали мурашки.

Темные волосы растрепались, а оливковая кожа на щеках слегка покраснела, как будто после физических упражнений или бега. Мужчина был высоким и широкоплечим, обладал атлетическим сложением. Футболка плотно облегала мускулистый торс, а выцветшие брюки из денима, запачканные грязью, не скрывали узких бедер и длинных ног.

  2