ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Роковое свидание

Средненько...меня роман не впечатлил >>>>>




Loading...
  15  

— Всем привет, — здороваясь, обратился он к толпе и направился к стеллажам. Ему хотелось поговорить с Викторией, но он дал себе слово сделать это тактично и незаметно. Вообще-то надо было поймать ее по пути домой. Удивительно, что не смог подождать.

Потому что ты ответствен за нее, подумал он. А положение, в котором она оказалась, было не из лучших. Она ни одной душе не скажет, если случится какая-нибудь неприятность с потенциальным папашей. Виктория считала, что со всем справится сама. А он чувствовал себя так, будто позволял какому-то парню пользоваться ею.

Может, неизбежное уже случилось? Может, поэтому она была такой бледной и нервной. Ему определенно стоит ее подождать.

Калеб посмотрел на часы. Элли и ее мать ушли. Ушли и некоторые другие посетители. Оставшиеся женщины с интересом смотрели, как он подходит к Виктории.

Виктория явно нервничала. Но почему?

— Хочешь пообедать со мной, Виктория? — спросил он тихо.

Она моргнула. Нельзя же просто закрыть магазин.

Он посмотрел, как называется книга дня. Черт, «Как заставить мужчину благоговеть перед собой».

— Я возьму пятьдесят штук, — сказал Калеб, указывая головой на анонс. — Эти книги пополнят мою коллекцию.

Женщины зашептались. Кое-кто был здесь в прошлый раз, когда он упрашивал Викторию выйти с ним. Это явно самая несговорчивая женщина из всех, с кем он встречался за последнее время.

Калеба бросило в жар, когда он вспомнил ее в красном платье, открывавшем белоснежные плечи и прекрасные колени.

— Зачем тебе столько? — спросила Калеба какая-то женщина. — Ты что, собираешься открыть собственный магазин и составить Виктории конкуренцию?

Калеб не собирался ловчить как в прошлый раз.

— Мне кажется, Виктория голодна, — сказал он. — Я тоже хочу есть. Пятьдесят книг.

Виктория посмотрела на него, будто он предложил что-то неприличное.

Она не взяла его руку и не подошла ближе.

— Хорошо, сто экземпляров.

Виктория собиралась запротестовать. О, она очень хорошо умела протестовать.

— Ладно, сто пятьдесят копий, — упорствовал он, поднимая ставку.

— Теряешь сноровку, Калеб, — сказал кто-то. — Интересно, сколько ты еще предложишь? Хорошо, что ты богатый человек.

Эти слова вывели Викторию из ступора.

— Никаких книг, — сказала она. — Честно говоря, я сама хотела пригласить тебя на обед.

Калеб приподнял брови. Потрясающе. Она была никудышной лгуньей, но сейчас надо было отдать ей должное. Отважная Виктория Холбрук!

— Я вернусь через полчаса, — сказала она покупателям.

И подала Калебу руку.

— Сто пятьдесят копий, — повторил он и посмотрел на Джули Эштон, которая иногда помогала Виктории. — Иди, Джули, и сделай заказ. Я заберу книги, когда они придут. И не ждите Викторию раньше, чем через час. Мы едем в Дэлловей.

Виктория бросила на него быстрый взгляд. Калеб подумал, что сейчас она возмутится. Ему начинало нравиться спорить с Викторией. Было что-то возбуждающее в препирательствах с ней. Сейчас она поставит его на место.

Вместо этого девушка взглянула на него и улыбнулась.

— Хорошо, Калеб. Я уже неделю хочу поехать в Дэлловей.

Значит, она еще не проверяла свой почтовый ящик. Что ж, поможем ей разобрать почту.

Он разозлился, хотя и не мог понять почему. Может оттого, что только что купил никому не нужные сто пятьдесят книг, которые придется пожертвовать библиотекам всего штата.

Ведь Виктории не нужен ни один экземпляр книги «Как заставить мужчину благоговеть перед собой». Скоро вокруг нее будет крутиться столько мужчин!

А его там не будет.


ГЛАВА ПЯТАЯ


Хорошо, что Дэлловей недалеко, подумала Виктория, когда они подъезжали к городу. Виктория сидела рядом с Калебом и не могла не заметить, какие длинные у него ноги. Калеб смотрел на дорогу, а Виктория смотрела на него.

Вдруг он повернул голову и заметил ее взгляд. Виктория сжалась.

— Наверное, ты считаешь меня чересчур назойливым, — сказал он. Но в этот момент Виктория думала о том, что у Калеба очень соблазнительные губы и что многие женщины, наверняка, умирают от желания поцеловать его.

Долгие годы Виктория гнала от себя подобные мысли.

— Ты действительно очень настойчив. — Она попыталась отогнать свои мысли. — Интересно, почему ты захотел поехать со мной в Дэлловей? Думаешь, эти письма могут выбить меня из колеи?

  15