ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Плохая девчонка

Задолбали западные писательницы-мазохистки - обязательно гл. героине надо пройти через череду унижений по пути... >>>>>




Loading...
  41  

Она осталась.

Калеб взял в ладони ее лицо.

— Когда ты сказала, что хочешь меня, я подумал — это минутный порыв. Наверное ты смутилась, когда я признался тебе в любви прямо в газете. Ты всегда сторонилась толпы. Я не хотел обидеть тебя, раскрывая твои секреты, — прошептал он. — Прости меня.

Виктория прижалась к нему.

— Это я смутила себя. Теперь весь город знает, что Виктория Холбрук попросила Калеба Фремонта, самого завидного холостяка, любить ее.

Калеб сильнее ее обнял.

— Я действительно люблю тебя. — Он наклонился и поцеловал ее.

— Ты любил многих женщин, — ответила она с горечью. — Я не хочу быть в их числе. Я не хочу быть, как те, что вешались тебе на шею.

Ее голос сорвался. Вдруг Калеб встал перед ней на колени.

— Будь со мной, — прошептал он.

— Что?

— Будь со мной, Виктория. Прошу тебя. Помнишь, как ты хотела соблазнить меня? Сделай это снова.

Виктория не понимала, что имел в виду Калеб.

— Мне не нравится, когда надо мной смеются, Калеб.

— Я никогда не посмеялся бы над женщиной, которую люблю.

Виктория прикусила губу.

— Ты только что сказал горожанам, что любишь меня, чтобы спасти мою репутацию. Это совсем не та любовь.

Калеб взял ее за руку и поцеловал в ладонь. Она почувствовала, что он улыбается.

— Значит, ты никогда больше не попытаешься соблазнить меня, Виктория, любовь моя?

Она откликнулась на ласку. Ей показалось, что он ждет, когда она начнет соблазнять его.

— Нет, — прошептала она. Она не хотела шутить.

— Хорошо, Виктория, моя милая жена, тогда я попробую соблазнить тебя. — И он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

Виктория вздохнула.

Калеб расстегнул вторую пуговицу.

Сердце Виктории учащенно билось.

— Зачем ты это делаешь? — спросила она.

— Потому что я без ума от тебя. — Он расстегнул последнюю пуговицу и начал расстегивать запонку. — Потому что я не хочу жить без тебя, и потому что я не вижу другого способа вернуть тебя, поэтому я пытаюсь тебя соблазнить. Ты однажды сделала то же самое, помнишь?

Виктория слабо кивнула.

— Я хотела ребенка. — Но сегодня она уже сказала ему, что хотела большего.

— А я делаю это, — сказал Калеб, — потому что я не могу забыть тебя. Потому что хочу оказаться в раю, и ты единственная женщина, которая доставляет мне блаженство. Я делаю это, моя Виктория, потому что люблю тебя до безумия и не хочу, чтобы ты снова ушла из моей жизни. Прошу тебя.

Виктория придвинулась ближе, ее пальцы почти касались его груди, ее губы полуоткрылись.

— Ты встречался с разными женщинами, и, наверное, многим говорил, что любишь.

Калеб дотронулся до ее подбородка.

— Было не так уж много женщин, Виктория. И не было похожих на тебя. Я никогда не говорил женщине, что люблю ее, и ты знаешь, что я не вру.

Наконец сомнения покинули ее. Она улыбнулась и прижалась к нему.

— Я знаю, что ты не лжешь, Калеб Фремонт. Я люблю тебя.

— Теперь ты от меня не отвяжешься. Мы будем одной семьей — ты, я и Боб.

— И Лайнол, — прошептала она.

— И все те животные, которых ты принесешь домой. Приноси хоть миллион, только не бросай меня.

— Никогда. Ты хороший хозяин, — сказала Виктория и прижалась к нему.


ЭПИЛОГ


Калеб сидел во дворике и что-то печатал на ноутбуке. Виктория стояла рядом и держала на руках их дочь Джилли.

Вдруг Калеб встал, обошел стол и поцеловал жену.

— Мои дорогие. Вы что-нибудь хотите? — спросил он.

Виктория изобразила задумчивость.

— Может быть. Я подумаю. Мог бы ты... дело в том, что я хочу еще одного ребенка.

Калеб улыбнулся.

— Это намек? — спросил он. — Ты просишь меня о том же, о чем просила первый раз? Ты приглашаешь меня в постель?

Виктория засмеялась и дурашливо ударила его по руке.

— Ты неисправим. Я имела в виду, что хочу усыновить еще одного ребенка. Ты знаешь, что я бесплодна и потому стараться бесполезно.

— Хм, я знаю. Я тоже хочу ребенка, но еще больше я хочу обнять тебя.

Виктория поцеловала его в подбородок. Она посадила дочь в детский манеж и дала ей игрушечного попугая.

— Джилли пора спать. Я уложу ее и приду в спальню. А ты подумай о том, что я сказала. — Она повернулась и пошла к дому.

Калеб поймал руку жены и поцеловал ее в ладонь.

— Не надо думать.

Виктория вздохнула.

— Я говорю серьезно. Ты действительно не против второго ребенка?

Калеб обнял ее за талию.

— Виктория, ты и Джилли принесли мне огромную радость. Я с удовольствием заведу второго ребенка. Даже несколько.

Виктория поднялась на цыпочки и обняла Калеба.

— Ты тоже изменил мою жизнь и научил меня мечтать. Когда ты придешь в спальню, я попробую соблазнить тебя. И на этот раз я все сделаю как надо.

Калеб засмеялся.

— Ах, любовь моя, разве ты не знаешь, что в первый раз ты тоже сделала все как надо? Точно тебе говорю. Благодаря тебе я понял, что неправильно относился ко многим вещам, например я старался не любить и не жениться.

— Я рада, что ты рискнул, — прошептала она.

— Я тоже.

— Я искала мужчину, которого можно любить, и чтобы... и чтобы он меня любил, — прошептала она, смотря на него.

Калеб убрал волосы с ее виска и поцеловал.

— Я — твой мужчина, — сказал он. И это было самой главной правдой.

  41