ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Австралийская дикарка

Слишком пошло, вульгарной, ни какой романтики >>>>>

Плохая девчонка

Задолбали западные писательницы-мазохистки - обязательно гл. героине надо пройти через череду унижений по пути... >>>>>




Loading...
  1  

Мирна Маккензи

Один-единственный день


Из дневника Грейсона Александера

Вчера вечером произошло событие, которое изменит всю мою жизнь. Кассандру Пратт я не видел одиннадцать лет. Мы практически не знали друг друга, но однажды, тогда мне было девятнадцать, я приехал из колледжа на каникулы, встретил ее, и… случилось то, что должно было случиться.

Сначала это было как волшебство. Кончилось же все тем, что мы занялись любовью, после чего она не захотела меня видеть. Через два месяца я узнал, что Кэсси уехала из города с Джейком Уолкером, потом родила ребенка.

До вчерашнего дня я думал — и все так думали, — что это ребенок от Джейка и что он ее бросил. Когда он вернулся в город, Тэсс, моя бывшая невеста, влюбилась в него и решила восстановить его доброе имя. Вчера вечером Тэсс публично заявила, что Джейк Уолкер не является отцом ребенка Кэсси, что это мой ребенок. Сегодня же поеду к Кассандре Пратт, понравится ей это или нет. Чтобы заявить права на сына. Мы с Кэсси должны лучше узнать друг друга. На этот раз не в постели.

ПРОЛОГ

«Держись подальше от Грея, не то, можешь мне поверить, я выставлю тебя и твоих родителей на улицу». Кассандра Пратт вспомнила угрозу Хью Александера, когда подходила к университетской аудитории, где у Грея, сына Хью, были занятия.

«Не надо об этом думать», — уговаривала она себя.

Вообще-то ей не следовало сюда приходить. В семнадцать лет еще рановато разгуливать по территории колледжа. Тем более, что над ней нависла вполне реальная, страшная угроза мистера Александера. Два месяца она держалась, но…

Кэсси положила руку на живот. Только она знала о зарождающейся там новой жизни. Она закрыла глаза, чтобы не видеть так непохожих на нее богатых мальчиков и девочек, студентов колледжа, и стала думать о человеке, ради встречи с которым пришла сюда.

Грей… Она, девушка из бедной части города, могла только мечтать о нем. И вот, в один прекрасный день, последний день его весенних каникул, они случайно встретились, он обратил на нее внимание. Всего один день и одну ночь они провели вместе. Все было как в сказке, но уже на следующее утро, когда Хью Александер забарабанил к ней в дверь, сказка кончилась.

«Куколок для игры у Грея достаточно, — сказал тогда Хью Александер. — Не желаю, чтобы он связывался с дочерью вымогателя и пьяницы. Он — Александер».

В таком городе, как Мисандерстуд, Хью Александер мог причинить ее семье большие неприятности. Александеры владели многими предприятиями города. На улицах то и дело встречались вывески с этой фамилией.

— Не беспокойся, я здесь, — шепотом сказала она своему ребенку. И в этот момент дверь аудитории открылась. Кэсси увидела Грея — каштановые волосы, длинные ноги, стремительная походка. Ее сердце екнуло. Она подняла руку, чтобы помахать ему.

— Грей! Я здесь. — Этот голос принадлежал красивой, модно одетой молодой блондинке, направлявшейся к нему.

Кэсси как обухом по голове ударило. Она провела рукой по своим потрепанным джинсам — скоро они станут ей тесны.

— Шейла, — воскликнул в ответ Грей. — Что ты здесь делаешь?

Молодые люди явно подходили друг другу. Эта мысль заставила Кэсси страдать. В ту ночь ей надо было бежать без оглядки. Но она не смогла, завороженная нежным голосом Грея, его запахом, опьяненная его ласковыми прикосновениями. И только потом, когда он позвонил, она, подчиняясь приказу Хью Александера, отказалась от встречи. Да, Хью был прав, когда говорил о женщинах в жизни Грея.

— Почему ты не пришел утром выпить с нами кофе? Я беспокоилась, — сказала девушка ровным, приятным голосом, — Опять занимался? Ты что, никогда не отдыхаешь?

— Я разговаривал с профессором Грантом, — улыбнулся Грей. — О семейном бизнесе, о своих планах, об ответственности перед родным городом, о нашем имени и… эй, не смотри с такой кислой миной. Это то, что я хочу делать. Меня так воспитывали.

— А как же радости жизни? Удовольствия? Любовь?

— Любовь исключается, — отрезал он. — Прости, Шейла, это не для меня.

Она недовольно сморщила свой хорошенький носик.

— Неужели ты хочешь стать последним из рода Александеров?

Грей засмеялся.

— Я не говорил, что не собираюсь жениться. Но спешить не собираюсь. И это не будет брак по любви.

  1