ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Лицо из снов

Шикарная книга! Читала давно, но вспомнила сразу, очень захватывающий сюжет. >>>>>




Loading...
  1  

Ольга Куно

Невеста по завещанию

Глава 1

   Карета остановилась перед громоздкими каменными ступенями, ведущими ко входу в замок. В последний раз надрывно скрипнуло многострадальное колесо, возвещая о том, что путешествие подошло к концу. Я расправила плечи, покрутила головой из стороны в сторону (шея основательно затекла), распрямила ноги настолько, насколько того позволяли размеры кареты. Оказывается, продолжительное сидение на одном месте может утомить куда сильнее тяжёлой работы. Особенно если оно сочетается с монотонной, выматывающей душу тряской.

   А ведь я так ждала этой поездки. Боялась, конечно, не скрою, очень боялась, но и ждала тоже. Даже не знаю, которое чувство было сильнее. Желание покинуть пансион после четырёх невыносимо долгих лет, стряхнуть с ног его прах, было настолько всеобъемлющим, что притупляло даже страх перед неизвестностью. И поначалу я действительно получала удовольствие от поездки, сидя в карете в полном одиночестве, в кои-то веки без необходимости что бы то ни было из себя изображать, просто прильнув к окошку и жадно ловя глазами сменяющие друг друга пейзажи. Сперва были огромные пушистые луга, словно зелёная махровая ткань, местами украшенная заплатами из цветов - преобладали незабудки, розовый клевер, а также редкие в других графствах оранжевые маки. Высунув голову из окна, можно было увидеть далёкие силуэты гор, подёрнутые белёсой дымкой. Постепенно горы становились ближе, а луга сменились хвойным лесом, который впоследствии в свою очередь уступил место засеянным полям. Тогда я предположила, что мы приближаемся к пункту назначения, и в общем-то была права. Только не знала, что, даже приблизившись, ехать придётся почти целый час.

   И постепенно, по мере того, как карета продвигалась через поля к деревням, а потом через деревни к городу, эйфория отступила, а на её месте поселилась тревога. Поначалу она едва заметно давила на сознание лёгким ненавязчивым фоном, но, стоило мрачному силуэту замка показаться из-за склона очередного холма, беспокойство стало буквально-таки пожирать меня изнутри. Что-то будет...

   Я мотнула головой, стараясь разогнать собственные страхи. Вдруг всё окажется не так уж и плохо?

   Меж тем слуга, посланный хозяином замка, чтобы привезти меня сюда из пансиона, спрыгнул с козел, где всё это время ехал рядом с кучером, и отворил мою дверь. Опираясь на поданную им руку, я пригнула голову и шагнула на ступеньку, а уж с неё спустилась на землю. Не сказав ни слова - он вообще был неразговорчив, - слуга захлопнул дверцу и направился к задней части кареты, где был привязан сундук с моими вещами. Я проводила его взглядом. Этот человек казался мне немножко странным: крупный, широкоплечий и при этом несколько несуразный, весь какой-то...квадратный. Квадратным казалось и туловище, и даже голова, обрамлённая светло-рыжими волосами. Впрочем, может быть, ничего несуразного в слуге и не было. Просто за годы жизни в пансионе я успела почти забыть, как выглядят мужчины...

   Эта мысль заставила меня снова вспомнить о главном мужчине, обитавшем в этом замке, к которому меня собственно только что и привезли. Руки начали едва заметно дрожать. Спокойно, Николь, спокойно. Ты его ещё даже ни разу не видела. Настраивайся на лучшее. Он может оказаться умным и приятным в общении. И даже привлекательным внешне. Кто знает? В конце-то концов, не зверем же был мой отец, пусть он и не горел желанием особенно часто видеть свою дочь. Мир его праху... Не мог же он распорядиться в своём завещании, чтобы меня отдали в жёны кому-то совсем уж ужасному?

   Эту мысль я повторяла в голове, как молитву, последние несколько дней, и с каждым разом верила в неё всё меньше. Кто вообще знает, что взбрело в голову моему отцу? Да простят меня боги, я знаю, нельзя так думать о мёртвых. Но вот так вот взять - и завещать свою дочь постороннему человеку - поступок мягко говоря нестандартный. И вряд ли можно было рассчитывать, что он приведёт меня в восторг.

   - Прошу вас, госпожа. Виконт вас ждёт.

   С сундуком слуга выглядит ещё более несуразно, но его голос звучит настойчиво, почти повелительно. Или мне только так кажется? В любом случае я покорно киваю и медленно шагаю следом за ним к каменным ступеням. Несколько человек столпились на пороге специально для того, чтобы поглазеть на меня. В этом не может быть никаких сомнений, поскольку именно этим они и занимаются: глазеют. Безо всякого стеснения, совершенно не скрывая своего интереса. Наверное, обсуждали меня последние несколько дней и теперь высыпали посмотреть, совпадаю ли я с образом, который они рисовали в ходе разговоров... И я не выдерживаю, опускаю взгляд, хотя и знаю, что так нельзя, что правильно себя поставить необходимо с самого начала. Жаль, что как раз этому-то нас в пансионе и не учили. Готовили, напротив, быть смиренными, робкими и покорными. Впрочем, и этому я тоже не научилась, но во всяком случае научилась таковой притворяться. Лицемерие - главный урок, который необходимо постичь, чтобы жизнь в религиозном учебном учреждении оказалась сносной.

  1