ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Ангел

Мне история напоминает "Это дикое сердце", только не сюжетом, а неким отсутствием чувств, романтики... Так что,... >>>>>

Незабываемое лето

Очень понравился. >>>>>




Loading...
  108  

– Существует одно немаловажное обстоятельство, – предупредил он, взяв Клер за руку и бережно надевая кольцо на палец. – За покупкой собаки кроется тайный мотив.

Красивее этого кольца не существовало ничего на свете. Клер посмотрела на Себастьяна. Нет, наверное, кольцо все-таки на втором месте.

– Вполне логично. Так какой же?

– В обмен на сопливую девчачью собаку ты снимешь с кровати все сопливые девчачьи кружева.

Поскольку кружева Клер уже сняла, пойти на компромисс ей было совсем не сложно.

– Для тебя все, что угодно.

Она поднялась на цыпочки и нежно, благодарно поцеловала Себастьяна Вона. Возлюбленного, верного друга и романтического героя, способного доказать, что порою сбываются даже самые отчаянные женские мечты.

Эпилог

Клер налила кофе в любимую кружку и посмотрела в кухонное окно. Утреннее солнце не скупилось на золотой дождь. Себастьян стоял посреди лужайки в одних лишь широких бежевых штанах и серьезно показывал пальцем в дальний угол двора.

– Отправляйся туда и сделай свое дело, – настойчиво внушал он маленькому йоркширскому терьеру, который уютно устроился у его голой ноги. Терьер получил имя Уэстли в честь героя одного из романов Клер. Поняв, что хозяин не шутит, щенок поднялся на коротенькие лапки, сделал вид, что собрался в дальний путь, но затем передумал и шлепнулся на другую ногу.

Уэстли обожал Себастьяна. Не отставал от него ни на шаг и откровенно перед ним преклонялся. Преданность получила вознаграждение в виде титула «верный»: Верный Уэстли – исключительно звучное имя. А когда Себастьян думал, что его никто не видит, то садился на корточки, чесал толстенький животик и ласково приговаривал:

– Ах ты, парнишка.

Два месяца назад Вон переехал в дом Клер, а уже через неделю оттуда исчезли антикварные реликвии. Клер восприняла перемены с энтузиазмом. Диван и кресла Себастьяна оказались куда удобнее, а прадедушкина скамеечка для ног никогда не вызывала у нее особой нежности. Впрочем, херувим на пьедестале все-таки остался на привычном месте.

– Ну, действуй, – увещевал щенка Себастьян. – Пока не справишься, домой не пойдем.

В мае они повесили на доме табличку с надписью «продается» и надеялись, что к сентябрю, к свадьбе, их хлопоты увенчаются успехом. Предстояло купить новый дом. Задача оказалась не из легких – даже сложнее, чем подготовка к свадьбе. Прийти к общему решению было совсем не просто, и все же Клер и Себастьян упорно стремились найти компромисс.

Люси, Адель и Мэдди искренне радовались счастью Клер и надеялись с честью выполнить обязанности подружек невесты. Правда, Мэдди и Адель взяли с нее слово, что на сей раз не будет никакой фаты.

Себастьян прошел по лужайке. Уэстли преданно ковылял следом. Хозяин показал на землю:

– Смотри-ка, вот отличное местечко.

Уэстли внимательно посмотрел, гавкнул, словно соглашаясь, и снова уселся на босую ногу хозяина.

Клер улыбнулась и поднесла кружку к губам. Вчера она встречалась с подругами за ленчем. Жизнь продолжалась. Люси все еще только собиралась завести детей. Дуайн продолжал приносить на крыльцо всякий хлам, а Мэдди планировала провести лето в недавно приобретенном домике в Трули. Выходя из ресторана, она таинственно намекнула на необычный поворот судьбы. Необычный для Мэдди. Многозначительно взглянув на подруг, она вдруг заявила:

– Разбираться в неприглядных историях других людей куда проще, чем копаться в своих собственных чувствах.

Да, судя по всему, в жизни Мэдди действительно происходили важные события. У нее появились какие-то секреты, которыми она пока не решалась поделиться. Но подруги не сомневались, что как только Мэдди сочтет необходимым обо всем рассказать, они окажутся рядом и с сочувствием ее выслушают.

Клер открыла дверь кухни и вышла в залитый солнцем двор.

– Вижу, ты не в силах справиться с собакой.

Себастьян задиристо подбоченился:

– Твой пес – самое никчемное создание на свете.

Клер наклонилась и схватила щенка в охапку.

– Ничего подобного! Он очень умный и даже лает на почтальона.

Обняв Клер за плечи, Себастьян осторожно взял из ее рук кружку.

– Ага. А еще на воображаемых кошек. – Он сделал глоток кофе и сообщил: – Мы с отцом собираемся в субботу на рыбалку. Хочешь с нами?

– Нет уж, спасибо.

Не так давно Клер приняла участие в мужской забаве, и одного раза для нее оказалось вполне достаточно. Черви и рыбьи кишки до сих пор стояли у нее перед глазами.

  108