ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Всего одна неделя

Читать! 2-я книга Ховард, отложенная из-за комментов.И в который раз убеждаюсь, на вкус и цвет фломастеры разные.... >>>>>

На конкурсе невест

все предсказуемо >>>>>

Мурка, Маруся Климова

Очень понравились все три книги!!! Просто супер!!! Так всё связано между собой >>>>>

Желтый свитер Пикассо

Вообще 2 часть книги не поняла,такой бред редкостный >>>>>




  1  

Карен Мари Монинг

Магическая страсть

Посвящается Монинг-маньякам, самым лучшим поклонникам, о каких только может мечтать писатель.

  • И я покажу тебе нечто, отличающееся
  • От твоей собственной тени утром,
  • Вытянувшейся перед тобой,
  • Или твоей тени вечером,
  • Поднимающейся тебе навстречу,
  • Я покажу тебе страх в пригоршне пыли.
  • Т.С. Элиот. Пустошь1
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  • ПЕРЕД РАССВЕТОМ
  • Я все еще надеюсь проснуться однажды и понять, что это был лишь ночной кошмар. Алина будет жива, я не буду бояться темноты, монстры не будут разгуливать по улицам Дублина, и я перестану бояться, что завтра не взойдет солнце.
  • Из дневника Мак
  • ПРОЛОГ
  • «Я бы умерла за него». Нет, подождите-ка… нужно начать совсем не с этого. Я знаю.
  • Если бы все зависело от меня, я бы с удовольствием перенесла повествование на несколько недель вперед, чтобы предстать перед вами в более выгодном свете.
  • Потому что никто из нас не выглядит хорошо в трудные времена. Но именно эти времена показывают, кто мы такие на самом деле. Мы становимся сильнее – или трусливо прячемся. Мы выходим победителями, мы закаляемся во время невзгод или рассыпаемся отработанным шлаком.
  • Раньше я никогда не задумывалась о таких вещах, как трудные времена, испытания и невзгоды.
  • Мои дни были заполнены солнечным светом, походами по магазинам, работой за барной стойкой «Кирпичного» (впрочем, это всегда было скорее развлечением, чем работой, и именно поэтому мне так нравилась та жизнь) и размышлениями, как бы выпросить у мамы с папой новую машину. Мне было двадцать два, я все еще жила с родителями, надежно укрывшись в своем теплом мирке, и наслаждалась нехитрыми развлечениями Глубокого Юга. Я считала себя центром Вселенной.
  • А потом мою сестру Алину, которая училась в Дублине, жестоко убили, и мой мир изменился в мгновение ока. Мне пришлось опознавать ее тело, что само по себе было жутко, мне пришлось стать свидетелем того, как наша когда-то счастливая семья рассыпается на части. И с тех пор трудности не оставляли меня, пока я не узнала, что все, во что я верила раньше, было ложью.
  • Я узнала, что папа с мамой не были моими биологическими родителями, узнала, что они удочерили нас с сестрой. И несмотря на нашу привычку растягивать слова, мы не были южанками, мы принадлежали к древнему кельтскому роду ши-видящих, людей, которые способны увидеть Фейри – жуткую расу существ из другого мира, которые на протяжении тысяч лет тайно бродили среди людей, прикрываясь иллюзиями и ложью.
  • Эти уроки были несложными.
  • Сложные уроки ждали меня впереди, на заполненных крайком улицах Дублина, на Темпл Бар Дистрикт, где я увидела, как умирают люди, научилась убивать, встретила Иерихона Бэрронса, В'лейна и Гроссмейстера, где мне пришлось выйти на поле в качестве основного игрока и принять участие в смертельно опасной игре, ставка в которой – судьба всего мира.
  • Для тех из вас, кто только что присоединился ко мне, я представлюсь. Меня зовут МакКайла Лейн, сокращенно – Мак. Возможно, моя настоящая фамилия – О'Коннор, но я не знаю этого наверняка. Я одна из самых сильных ши-видящих, когда-либо рождавшихся на свет. Я не только могу видеть Фейри, я могу сражаться с ними, поскольку у меня есть одна из самых мощных реликвий – Копье Луина, Копье Судьбы. Им я могу убить даже бессмертного.
  • Но не стоит устраиваться поудобнее и расслабляться. В опасности не только мой мир, но и ваш. Все происходит прямо сейчас, когда вы сидите с книгой в руках, жуете вкусности и собираетесь немного развлечься, на время сбежав в очередную сказку. Знаете что? Это не сказка, и сбежать не удастся. Стены между миром людей и миром Фейри распутаются, и – мне очень неприятно вам об этом говорить – фейри мало похожи на фею Динь-Динь.
  • Если стены исчезнут полностью… ну, лучше надеяться, что этого не произойдет. На вашем месте я бы сейчас включила все лампы. Достала несколько фонариков. И проверила запас батареек.
  • Я приехала в Дублин ради того, чтобы узнать, кто убил мою сестру, и отомстить. Видите, как легко я сейчас об этом говорю? Я хочу отомстить. Отомстить с большой буквы «О». Отомстить, поломав гаду кости и пустив ему кровь. Много крови. Я хочу, чтобы убийца Алины умер, и, желательно, от моей руки. Несколько месяцев здесь – и годы воспитания пошли насмарку.
  • Когда я вышла из самолета, на котором прилетела из Ашфорда, штат Джорджия, и моя ножка с прекрасным педикюром коснулась земли Ирландии, я была на волосок от смерти. Я бы наверняка погибла, если бы не наткнулась на книжный магазин, принадлежащий Иерихону Бэрронсу. Кто он такой или что он такое, я не знаю до сих пор. Но он обладает знаниями, которые мне необходимы, а у меня есть то, что ему нужно, так что на какое-то время мы стали союзниками.
  • Мне некуда было возвращаться, и Бэрронс пригласил меня к себе, рассказал, кто я на самом деле, открыл мне глаза и помог выжить. Он не старался сделать обучение хоть сколько-нибудь приятным, но мне все равно, благодаря чему я выжила, главное – я выжила.
  • Я переехала в книжный магазин, поскольку там было безопаснее, чем в моей маленькой комнатке. От большинства моих врагов магазин защищен мощными заклинаниями. Он располагается на границе Темной Зоны. Так я называю район, заполненный Тенями – аморфными Невидимыми, которые охотятся в темноте и высасывают из людей жизнь.
  • Мы вместе с Бэрронсом сражались с монстрами. Он дважды спас мне жизнь. Мы вместе ощутили привкус опасной похоти. Он охотится за «Синсар Дабх» – книгой черной магии. Эту книгу миллион лет назад написал сам Король Невидимых. В ней спрятан ключ к обоим мирам: миру Фейри и миру людей. Мне нужна эта книга, поскольку Алина перед смертью попросила меня найти ее. К тому же я думаю, что в книге описан способ, как спасти нас всех.
  • Бэрронс говорит, что «Синсар Дабх» нужна ему, поскольку он коллекционер. Ага.
  • В'лейн – другое дело. Он принц Видимых, он Фейри, который убивает сексом, в чем можно довольно быстро убедиться.
  • Все Фейри делятся на два вида, противоположные друг другу. Есть две уникальные касты: Светлые, или Видимые, и Темные, Невидимые. Но не дайте этой ерунде с «темными» и «светлыми» обмануть вас. Обитатели обоих домов смертельно опасны. Видимые так боялись своих собратьев, что заключили их в тюрьму. Это произошло примерно семьсот тысяч лет тому назад. А если один Фейри боится другого, значит, его действительно стоит бояться.
  • У каждого двора Фейри есть свои реликвии – священные объекты, наделенные невероятной силой. У Видимых это копье (которое сейчас у меня), меч, камень и котел. У Невидимых – амулет (который был у меня, но теперь принадлежит Гроссмейстеру), шкатулка, Мерцающие Зеркала и небезызвестная книга. У всех реликвий есть свое предназначение. О некоторых я знаю, но многое мне еще не удалось выяснить.
  • В'лейн, как и Бэрронс, охотится за «Синсар Дабх» по приказу Эобил, Королевы Светлых. Книга нужна им, для того чтобы укрепить волшебные стены между миром Фейри и миром людей, не дать стереться границам реальности. Как и Бэрронс, принц Видимых спас мне жизнь. (И сопроводил это одним из сильнейших оргазмов в моей жизни.)
  • Гроссмейстер – убийца моей сестры, тот, кто соблазнил ее, использовал, а потом уничтожил. Он не совсем Фейри, но и не человек. Он открыл порталы между реальностями, привел в наш мир Невидимых – самых худших из Фейри – и обучил их правилам жизни. Он хотел, чтобы стены пали, хотел выпустить всех Невидимых из ледяной тюрьмы. И он тоже охотится за «Синсар Дабх», но я не знаю почему. Думаю, он хочет уничтожить ее, чтобы мы никогда не смогли восстановить стены.
  • И вот я подхожу к главному.
  • Всем троим – опасным и сильным – нужна я.
  • Потому что я могу не только видеть Фейри, я могу «чуять» их реликвии и Объекты Силы. Я могу чувствовать «Синсар Дабх», слышать, как бьется в темноте это сердце чистейшего зла.
  • Я могу охотиться за ней.
  • Я могу ее найти.
  • Папа сказал бы, что это делает меня главным игроком сезона.
  • Я всем нужна. Поэтому я и выживаю в мире, где смерть каждый день стучит в мою дверь.
  • Я видела такие вещи, от которых у вас мурашки пошли бы по коже. Я делала вещи, от которых сама покрывалась мурашками.
  • Но сейчас это не важно. Важно начать с нужной точки, а где она, эта точка?
  • Я перелистываю назад страницы, одну за другой, чтобы не рассматривать их слишком внимательно. Я возвращаюсь, проматывая моменты, которые стерлись из моей памяти, пропуская проклятый Хэллоуин и то, что сделал Бэрронс. Вот женщина, которую я убила. Вот миг, когда В'лейн пронзил мой язык. Пропускаю то, что я сделала с Джайном.
  • Вот оно.
  • Я приближаюсь к темной, влажной, сияющей улице.
  • А вот и я сама, красотка в розовом и золотом.
  • Я в Дублине. Уже вечер. Я иду по брусчатке мостовой Темпл Бар Дистрикт. Я жива и полна энергии. Ничто так не обостряет наслаждение жизнью, как смерть, подобравшаяся слишком близко.
  • В моих глазах пляшут искорки, моя походка легка и упруга. Я одета в ярко-розовое платье и любимые туфли на каблуках, и украшения подобраны в тон золотисто-розовому наряду. Я сделала прическу и позаботилась о макияже. Я иду на встречу с Кристианом МакКелтаром, таинственным симпатичным шотландцем, который был знаком с моей сестрой. И мне, для разнообразия, хорошо.
  • Ну хоть ненадолго.
  • Всего на несколько минут.
  • И вот я уже корчусь на мостовой, сжимая руками голову. Падаю на четвереньки. Я подошла к «Синсар Дабх» так близко, как никогда еще не подходила, и она вызвала у меня обычную реакцию: боль, слабость.
  • Я уже не была красоткой. Я превратилась в кучу мусора.
  • Я стояла на четвереньках на мостовой, которая воняла мочой и пивом. Я промерзла до костей. Мои волосы рассыпались, аметистовые заколки болтались у меня перед носом. Я плакала… Дрожащей рукой я убрала с лица упавшие пряди и с ужасом уставилась на то, что происходило прямо передо мной.
  • Я помню тот момент. Помню, кем была. И кем не была. Та сцена стоит у меня перед глазами, как стоп-кадр моей жизни. Я столько всего хотела бы сказать…
  • Подними голову, Мак. Соберись. Приближается шторм. Разве ты не слышишь в темном ветре грохота копыт? Разве не чувствуешь леденящего холода? Не ощущаешь в воздухе запаха специй и крови?
  • Беги, хотела бы я сказать. Прячься.
  • Но она – я – не послушалась бы.
  • Стоя на коленях, я смотрела, как эта… вещь… делает свое дело. И задыхалась от того, что теперь мне понятны скрытые мотивы…
  • Внезапно я все вспомнила и снова оказалась там, на мостовой…
  • 1
  • Боль, Господи, какая боль! Казалось, что моя голова взорвется. Я схватилась за виски мокрыми, дурно пахнущими ладонями, надеясь, что череп не расколется на куски до того, как случится неотвратимое – я потеряю сознание.
  • Ничто не сравнится с агонией, которая следует за появлением «Синсар Дабх». Каждый раз, когда я приближаюсь к ней, происходит одно и то же: я замираю от боли, которая нарастает и нарастает, пока я не отключусь.
  • Бэрронс говорит, это происходит оттого, что Темная Книга является моей противоположностью. В ней столько зла, а во мне столько добра, что «Синсар Дабх» отчаянно сопротивляется. Теория Бэрронса заключается в том, что меня нужно как-нибудь «разбавить», сделать немножко злее, для того чтобы я смогла приблизиться к ней. Я не вижу ничего хорошего в том, чтобы ради возможности завладеть злобной книгой самой стать злой. Думаю, что в этом случае я буду использовать ее для темных дел.

– Нет, – всхлипнула я, чувствуя, как мои колени разбиваются о брусчатку. – Пожалуйста… Нет!

  1