ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Пурпурное пламя

Очень хороший рассказ. Без всяких надоевших интимных физиологических подробностей и , тем не менее, отлично передающий... >>>>>

Маскарад

Одна из лучших книг, представленных на сайте! Спасибо автору! Очень советую прочитать >>>>>




Loading...
  2  

Ему нравилось ходить по заросшим вереском холмам после грозы, произносить древние слова, чтобы исцелить землю и мелких животных. Ему нравилось проводить сезонные ритуалы, читать заклинания под желтой луной, когда яростный горный ветер трепал его длинные темные волосы и раздувал священные костры, поднимая столб пламени. Нравилось знать, что всемогущие Туата де Данаан зависят от него.

Кейону нравилось спать с девушками, ощущать их нежную плоть под своим могучим телом, использовать искусство друидов для того, чтобы дарить им такое дикое, безумное наслаждение, на которое — об этом говорили только шепотом — способны лишь невероятные любовники Фейри.

Ему нравился даже страх, который многие испытывали перед друидом Келтаром, унаследовавшим старинную жуткую магию Древних.

Лэрд, который должен был передать тайное наследие Келтаров в конце девятого века, был дьявольски очаровательным, опасно соблазнительным и самым сильным из друидов его клана, когда-либо живших на Земле.

Никто не отказывал ему, никто не бросал ему вызов. Никто не мог превзойти Кейона МакКелтара. Даже мысль о том, что кто-либо когда-либо осмелится это сделать, ни разу не приходила ему в голову.

До проклятого Самайна на тридцать первом году его жизни.

Некоторые люди рождены под счастливой звездой.

Кейон МакКелтар не относился к их числу.

Вскоре подземная библиотека была опечатана, о ней никогда больше не упоминали, а все записи о Кейоне МакКелтаре были изъяты.

Выжившие наследники рода Келтаров часто спорили, существовал ли вообще их сомнительный предок.

И никто не знал, что сейчас — около одиннадцати веков спустя — Кейон МакКелтар все еще жив. Если это жуткое существование можно назвать жизнью…

ЧАСТЬ 1

ЧИКАГО

1

Пятница, 6 октября

Звонок, который изменил ход жизни Джесси Сент-Джеймс, раздался в совершенно обычный, ничем не примечательный вечер пятницы. Ничто не предвещало, что эта пятница пройдет совсем не так, как череда таких же, совершенно обычных пятниц ее предсказуемой жизни, в которой — но Джесси не собиралась это обсуждать — было многоскучных вечеров.

Она сидела на кухне, у темного окна, в квартире на третьем этаже на 222 Элизабет-стрит и наслаждалась не по сезону теплым осенним вечером. И бессовестно рассматривала толпу людей, которым, в отличие от нее, хватало времени на жизнь и которые разговаривали и смеялись на тротуаре возле ночного клуба, расположенного через дорогу.

Последние несколько минут Джесси не отрывала взгляда от длинноногой рыжеволосой девушки и ее бойфренда — загорелого и мускулистого красавчика брюнета в джинсах и белой футболке. Он заставил девушку попятиться к стене, поднял ее руки над головой и начал целовать так, словно это был последний поцелуй в его жизни. Все его мускулистое тело участвовало в этом поцелуе. (И вы только посмотрите, как движутся его бедра! Как он вжимается в девушку! С таким же успехом они могли бы заняться сексом прямо на улице!)

Джесси резко втянула в себя воздух.

Господи, ее когда-нибудь так целовали? Словно мужчина не может дождаться момента, чтобы войти в нее. Словно хочет проглотить ее, забраться ей под кожу.

Руки рыженькой выскользнули на свободу и опустились на задницу красавчика, пальцы прикоснулись к мускулистым ягодицам, а руки Джесси сжались в кулаки.

Когда ладони красавчика скользнули к груди рыжеволосой девушки и он начал ласкать ее, Джесси почувствовала, что ее собственные соски стали твердыми, как жемчужинки. Она представляла себя на месте той, которую он целует, той, кого вскоре ждет жаркий, животный…

«Почему у меня не может быть такой жизни?» — подумала она.

« Может, — напомнил ей внутренний голос, — после того, как ты получишь докторскую степень».

Это напоминание действовало не так эффективно, как несколько лет назад, когда Джесси была студенткой. Ее уже тошнило от учебы, от нехватки денег, от постоянной гонки — с занятий на работу, а потом домой, учиться или, если очень повезет, урвать четыре или пять часов сна.

Ее напряженный, строго организованный график не оставлял времени на личную жизнь. И в последнее время это все больше угнетало Джесси. Везде, куда бы она ни посмотрела, ей попадались парочки, все время занятые друг другом и наслаждающиеся этой своей занятостью.

  2