ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Неслучайная ночь

Очень интересно!!!! Читайте! >>>>>

Обожженная

Эта книга из серии далась мне с трудом, читала очень долго, даже хотелось бросить, думаю, можно было сократить.... >>>>>



загрузка...


  1  

Елена Никитина

ВАМПИРЫ ЗДЕСЬ ТИХИЕ

ПРОЛОГ

— Идем, я покажу тебе кое-что! — услышала я позади себя тихий и какой-то скорбно-печальный голос, словно его обладательница прекрасно осознавала обреченность своего положения и теперь старалась успеть сделать что-то особенно важное. — Только не оборачивайся, это лишнее.

Последняя просьба даже не показалась мне странной. Не хочет моя загадочная собеседница, чтобы я ее видела, и не надо, у каждого свои прибабахи. А мое любопытство временно впало в спячку, так почему бы не уважить несчастную. Все равно заняться мне пока было нечем. Более того, я даже не до конца осознавала, кто я есть и где нахожусь. Вокруг была кромешная, почти осязаемая темнота, полное отсутствие каких бы то ни было ощущений и звуков, а мое внутреннее самосознание не спешило проявлять великодушие, чтобы вернуться на свое законное место. Я временно потерялась между всем и ничем, между жизнью и смертью, между добром и злом, между памятью и забвением. Страшно не было. Всего лишь неуютно, будто стоишь на краю бездонной пропасти, а ветер настойчиво толкает в спину. Но в глубине души живет уверенность, что потоки воздуха не дадут разбиться мечтам, подхватят у самой земли и позволят расправиться широким сильным крыльям за спиной. И тогда я перестану зависеть от несбыточных надежд, от хрупкости бытия, от непостоянства любви, от коварства разочарований и даже от самой себя. Я стану свободной! И тогда в моем распоряжении будет целая вечность. Неужели я не могу выделить ее жалкий кусочек для оказания посильной помощи страждущему?

— А теперь просто иди вперед и смотри. — Голос незнакомки заметно окреп, словно в моих мыслях она почерпнула недостающие силы для последней, самой главной ее миссии.

И я, ни о чем не задумываясь, сделала шаг вперед.

Темнота, словно испугавшись моего смелого движения, в мгновение ока рассеялась, уступив место яркому, но такому же непроницаемому свету. Он ослеплял, прожигал насквозь, мешал сосредоточиться и путал в пространстве.

Я сделала еще один шаг. Сквозь густой молочный туман проступили размытые, словно нарисованные акварелью, очертания лесов, холмов и далеких гор, будто их снимали с высоты птичьего полета.

Еще шаг. Стали различимы отдельные деревья, замок, который я сначала приняла за одну из многочисленных скал, желтые, бесконечно разветвляющиеся ленты дорог, в симпатичном беспорядке разбросанные по долинам и склонам холмов деревушки…

А дальше видения, образы замелькали перед моими глазами с такой быстротой, что я едва успевала их различать. Комнаты, убранство которых достойно лишь истинных монархов; вещи, назначение которых по большей части мне было совершенно непонятно; картины, написанные настолько искусно, что казались очередным окном в иную, более прекрасную, реальность; мебель, выглядящая как настоящие драгоценности; люди, живущие по каким-то своим, неправильным законам. Или это были не люди? Странные существа, очень похожие на нас, но чудилось в них что-то не от мира сего, постороннее, чужое, опасное. Все лица почему-то выглядели расплывчато и нечетко, я видела их как сквозь залитое проливным дождем стекло, поэтому даже не пыталась запомнить. Просто смотрела и терпеливо ждала продолжения.

А непонятные персонажи продолжали мелькать, совершать какие-то движения, перемещаться в пространстве, общаться между собой. Что они говорили и на каком языке — осталось где-то за кадром, меня продолжала окружать спокойная ненавязчивая тишина. Но звук здесь и не требовался, он лишь разрушил бы хрупкую ткань запечатленных чужим сознанием мгновений. Поэтому я была неприятно удивлена, когда услышала, что меня зовут:

— Светлана! Светочка, родная, очнись!

Удивительно, ведь я сейчас совершенно не имела ни малейшего представления о себе как о личности, но почему-то была абсолютно уверена, что зовут именно меня. Естественно, я отвлеклась, и вокруг сразу же воцарилась кромешная темнота. Определить, с какой стороны раздавался этот настойчивый и очень притягательный призыв, не получалось.

— Подожди немного, еще не время! — тут же вернула меня к моим прямым обязанностям незнакомка, и в ее голосе послышались панические нотки. Она испугалась, что этот неожиданный посторонний зов окажется гораздо сильнее ее мольбы о помощи.

  1