ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Цена мести

Мне очень понравилось. Держит а некотором напряжении. Нет предсказуемости))Юлия Куликова: >>>>>

Страсть сжигает все преграды

Нравятся романы Линн,но этот полный пипец!! Не дочитала до конца....героиня истеричка какая-то,гг тоже не фонтан,короче... >>>>>



загрузка...


  1  

Максвелл Кэти

Поединок двух сердец

Аннотация

Мэри и Тай просто созданы друг для друга. По крайней мере так они думали, когда девушке было пятнадцать лет, а юноше восемнадцать. Но от любви до ненависти — один шаг. И они его сделали, когда на аукционе поставили на один желанный для обоих лот. Теперь из-за их соперничества Мэри вынуждена искать богатого мужа. Но самое ужасное — все женихи Лондона и в подметки не годятся ее милому врагу, чьим страстным поцелуям и манящим прикосновениям она не в силах противостоять…


Произведение вымышлено. Имена, персонажи, место и обстоятельства действия являются либо плодом авторского воображения, либо условны. Все совпадения с реальными событиями и лицами, живыми или умершими, полностью случайны.

— Я же «первый самец округи», помните? Такую репутацию не заработаешь сидя дома за вязанием.

— А вы действительно самодовольный тип.

Это была Мэри, которую он знал. Его Мэри.

— Да, действительно. А еще я прав относительно того, что ваши страхи беспочвенны. Смелее, моя девочка. Нас, деревенских ребят из Лифорд Медоуз, не так-то просто испугать!

— Но ведь мы в Лондоне.

— Вот именно, и я планирую выиграть здесь лошадь, очень хорошую лошадь, лучшего жеребца в Англии.

Ее глаза ярко заблестели.

— Не выйдет, если все пойдет по-моему! — Она сделала шаг по направлению к дому, затем резко развернулась. — Знаете, вы ведь только что упустили возможность украсть у меня Таннера.

— Украсть? Две минуты назад вы говорили, что он мой.

— Да, но вы не воспользовались этим шансом. Почему?

Она казалась такой величественной и прекрасной, когда стояла перед ним, озаренная светом луны. В этот миг он почувствовал, что старые призраки, стоявшие между ними, исчезли, по крайней мере — для него. Прошлое было забыто. Возможно, ему суждено было попасть в Лондон не ради лошади, а только ради этого момента.

Посвящается Ванде и Полу Эскобар,

а также Жюли Лоренс.

Друзья — мое богатство!


Любовь излечима только любовью.

Сан-Хуан де ла Крус


Глава 1

Весна 1814 г.


В каждой английской деревне должен быть хотя бы один чудак, и Мэри Гейтс, дочь сквайра[1], была таким чудаком в Лифорд Медоуз. Она носила брюки, могла обругать конюха и утверждала, что ничем не хуже любого из живущих здесь мужчин, если не лучше… особенно, когда дело касалось лошадей.

Тай Барлоу подавил в себе желание громко выругаться, заметив Мэри в тесном дворике. Ему не хотелось встречаться с ней здесь, и он надеялся, что она будет держаться подальше. Ну почему ей не сиделось на месте, как остальным женщинам?

Мэри пробиралась сквозь толпу мужчин, пришедших на аукцион в конюшни лорда Спендера, — легкая, гибкая, грациозная. Казалось, ее совсем не волновало удивленное и в то же время почтительное молчание, которым ее встретили. Разговоры стихли. Лица вытянулись. Задумчивость появилась в мужских глазах.

Тай понимал причину такой реакции. Мэри была красавицей, самой прелестной женщиной в графстве — единственной благоухающей розой среди навозной вони и запаха лошадей. Аристократическое происхождение, возможно, и наложило отпечаток на ее внешность — оно проявлялось в высоких скулах и прямом, аккуратном патрицианском носе, — но в глубине ее глаз цвета морской волны то и дело вспыхивал огонь — свой нрав она явно унаследовала от какого-нибудь предка-викинга, разорявшего эти земли. Вдобавок ко всему природа одарила ее полными, чувственными губами, которые так и манили к ним прильнуть.

Даже своеобразный наряд не мог скрыть женственных изгибов ее тела. Она была одета в мешковатые кожаные бриджи и слишком длинный коричневый шерстяной жакет. Но все равно мужеподобная манера одеваться — от носков потертых, поношенных сапог до лихого залома шляпы из бобровой кожи — лишь подчеркивала ее женственность, причем настолько сильно, что это поражало воображение мужчин. Единственной женской деталью в ее туалете была кружевная оторочка белоснежного шейного платка — как ироничная насмешка над теми, кто пытался судить по внешнему виду.

Мэри всегда поступала так, как нравилось ей, и плевать ей было, что думают об этом другие.


  1