ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Благословение небес

Как то не зашла. Нудно, неинтересно >>>>>



загрузка...


  2  

Он напуган потерей кого-то, о ком он заботился. Если бы я сказала ему, что ношу нашего ребенка и что я вряд ли смогу пережить роды, я боялась, что он захочет, чтобы я сделала то, что хочет Мейс. То, что предложили мне врачи.

Я любила Гранта Картера. Я любила его очень сильно. Но я полюбила кого-то столь же отчаянно. Я ослабила хватку на ногах и положила руку на живот. Он был еще плоским, но я видела маленькую жизнь внутри меня во время УЗИ. Как кто-то из них мог ожидать, что я убью его? Я уже полюбила этого ребенка. Я люблю отца этого ребенка. Я никогда не ожидала, что смогу почувствовать это когда-нибудь. Это была мечта, и я давно уже не надеялась, что она сбудется.

Я хотела этого ребенка. Я хотела, чтобы у этого ребенка была жизнь. Замечательная, яркая жизнь. Жизнь в любви и безопасности. Моя бабушка всегда верила, что аборт — это неправильно. Я всегда задавалась вопросом, чтобы она сказала, если бы я случайно забеременела. Но мне никогда не приходило в голову, что я могу зачать ребенка с мужчиной, которого я люблю. С мужчиной, который заставил меня хотеть то, что я не должна была хотеть.

Я боялась, что, возможно, они правы… Возможно, я не смогу выносить его. Но я надеялась, что смогу. Я хочу этого ребенка. Я хочу любить и поддерживать моего ребенка, и показать, что я сделаю для этого все. Я хочу своего ребенка. Мне хочется, чтобы этого было достаточно. Я убеждена, что смогу сделать это. Я сделаю это.

Мне было жаль, что Мейс не понял меня. Я очень не хотела видеть, как страх вспыхивает в его глазах каждый раз, когда он мельком смотрит на мой живот. Он был напуган, потому что любил меня. Я не хотела пугать его, но он должен был доверять мне. Я смогу сделать это. Только с помощью силы воли я смогу выносить ребенка и выжить. Как будто услышав мои мысли, Мейс спрыгнул с лошади и остановил свой пристальный взгляд на мне. Как всегда беспокойный. Я смотрела, как он отвел лошадь обратно в сарай. Мы были здесь все утро, и теперь пора перекусить.

Отчим Мейса выделил ему землю позади их участка, и Мейс построил там маленькую бревенчатую хижину. К счастью для меня, в его доме площадью одна тысяча триста футов, было две спальни. Никто не знал об этом месте, так как оно было скрыто от чужих взглядов, поэтому, когда журналисты оказались у парадной двери матери Мейса, она просто сказала им, что никого из нас там нет и, если они сейчас же не покинут частную собственность, то она вызовет полицию. Теперь, когда репортеры знали меня, как дочь Киро, мне было труднее спрятаться.

С тех пор было тихо. Мы не ездили в город, и я могла скрыться в деревянном домике Мейса. Кроме посещения гинеколога, к которому меня возила мать Мейса, я постоянно была одна. Папа звонил несколько раз. Я не рассказала ему о беременности, но я и сама узнала только на прошлой неделе. Мейс хотел рассказать Киро. Он был уверен, то папа сможет уговорить меня сделать аборт. Я знала, что это бессмысленно. Мое сердце знало, что я буду делать. Никто не сможет изменить это.

И если моей силы воли будет недостаточно, чтобы выжить, то мой ребенок будет любим. Единственный человек, который меня поддерживает, уверил меня, что будет воспитывать этого ребёнка и любить его, как своего собственного. Мэриэнн Колт была матерью, которую заслуживал каждый ребенок. Когда я была маленькой и приезжала к Мейсу, его мама делала нам печенье и водила нас на пикник. Ночью она укладывала нас спать и, после того, как она целовала Мейса и говорила, что любит его, она делала мне то же самое мне. Как будто я была одной из них.

И Мэриэнн знала, каково это, быть матерью. Она поняла, почему мне необходимо защитить этого ребенка. Она держала меня за руку, когда мне сказали, что я беременна. Ее слезы были не от горя, а от радости. Она была счастлива от того, что была счастлива я. В тот вечер я впервые увидела, как Мейс ссорится со своей матерью. Мэриэнн поддержала меня, когда я сказала, что не сделаю аборт. Мейс был разъярен. Он закончил тем, что попросил меня передумать.

Я знала, что с Грантом будет сложнее. Говорить себе, что он забыл меня, или что ему все равно, было бессмысленно. Он все еще звонил мне каждый день и оставлял сообщения. Он хотел попросить прощения и был готов рискнуть полюбить кого-то такого, как я. Но теперь риск был намного больше. В конце концов, я думаю, что он не сможет выдержать это. Я не могу забыть слова, которые он сказал мне в прошлый раз, когда я видела его. Мы упустили свой шанс.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — голос Мейса вторгся в мои мысли, и я прикрыла глаза от солнца и искоса взглянула на него. Он был одет в выцветшие джинсы и синюю клетчатую рубашку. Большой слой пыли покрыл его от работы, а ковбойская шляпа на его голове съехала назад, когда он вытер пот со лба полотенцем из своего заднего кармана.

  2  

Загрузка...