ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

От ненависти до любви

Спасибо писательнице,все книги очень хороши,читаются на одном дыхании, сюжеты очень интересные!!!!!... >>>>>

Интервью любви

Странный романчик, но можно почитать. >>>>>




Loading...
  2  

Адам наконец полностью осознал, что Джереми в безопасности. На смену облегчению пришел гнев, особенно когда он увидел рядом каменную лестницу. Джереми не упал со скалы. Он сознательно спрыгнул на небольшой выступ рядом и спустился по ступенькам. Адам последовал его примеру, но Джереми на прежнем месте уже не было: он играл с собакой на берегу.

Не сумев сдержаться, Адам коротко выругался, но, вспомнив, что он не один, обернулся к женщине, которая сидела рядом на старом камне.

- Извините, - сказал он на случай, если женщина была из тех людей, кто принимает все высказывания на свой счет и легко обижается.

Почти сразу он умолк и взглянул на нее пристальнее. Она была стройна и изящна. Густые каштановые волосы, перевязанные лентой цвета весенней листвы, блестели на солнце. Любая балерина могла бы позавидовать этой длинной, изящной шее. Адам не мог видеть ее глаз - они были скрыты за стеклами очень темных и стильных очков, - но тонкие черты лица были безупречны: такие лица рисуют хрупким фарфоровым статуэткам. И словно вызовом этой безупречности служил дерзко вздернутый точеный подбородок и особенно губы - полные, чувственные, манящие.

- Надеюсь, мой сын вам не очень досаждал, - сказал Адам, скользя взглядом по матовой коже ее открытых рук.

На женщине была кружевная блузка и изумрудно-зеленая юбка. На маленьких ступнях кожаные сандалии, сквозь которые Адам увидел отливающий перламутром розовый лак на ногтях. Эта женщина показалась ему лесным эльфом - такая же легкая и воздушная, несмотря на то что, как подметил Адам, она была довольно высокой и, главное, обладала более чем земной и соблазнительной фигурой. Под конец довольно пристального осмотра Адам пришел к выводу, что давно не встречал столь очаровательной особы. Так же, как тепло лучей заставляет цветы тянуться к солнцу, так и Адама потянуло к ней.

- Нет, что вы, - доброжелательно сказала она. - Я была рада нашему знакомству. Очень милый ребенок.

Музыкальный голос женщины оказался таким же завораживающим, как и она сама. Легкий иностранный акцент придавал ему определенную прелесть.

- Милый? Ну конечно. - Адам подавил смешок. - Вы так говорите потому, что у вас не было времени как следует узнать моего сына.

Между тонких бровей женщины пролегла морщинка.

- Надеюсь, вы шутите?

Адам заколебался. Возможно, его слова прозвучали несколько холодно для человека, которого Джереми еще не успел окончательно вывести из себя. Он решил, что ему следует быть менее категоричным.

- Думаю, я просто раздражен, - сказал Адам и послал молодой особе обезоруживающую улыбку, которая неизменно очаровывала женщин. - Сегодня у меня был утомительный день.

Его улыбка не подействовала: женщина нисколько не смягчилась. Более того, она поджала губы и как-то уж очень равнодушно, словно он ей уже наскучил, произнесла:

- Вот как.

- Мы сегодня прилетели из Лос-Анджелеса, - зачем-то пояснил Адам.

- Понятно.

Она отвернулась и стала смотреть на море. Как будто я внезапно перестал для нее существовать, с раздражением, удивившим его самого, подумал Адам. Он был очень красив даже по меркам Голливуда, не говоря о том, что обладал достаточной властью, являясь основателем и руководителем крупной телекомпании. Ну и помимо прочего, не в его характере было стерпеть подобное пренебрежение - обычно Адам сам был не прочь его выказать. Он уже был готов сказать что-нибудь колкое, чтобы вызвать у незнакомки хоть какую-нибудь реакцию, но потом передумал. Что из того, что впервые женщина не смотрит на него с обожанием, к которому он привык? Сейчас у него голова должна болеть не об этом.

Посмотрев на берег, Адам убедился, что Джереми и собака пока находятся на прежнем месте. Только он хотел присоединиться к ним, как пес отряхнулся, забрызгав все вокруг. Адам невольно поморщился.

Перспектива быть обрызганным его не привлекала. Лучше уж остаться с красивой женщиной и постараться ее убедить, что она напрасно отказывается от знакомства.

На камне, на котором сидела женщина, вполне хватало места для двоих.

- Не возражаете, если я сяду? - спросил он. На лице женщины появилось выражение, ясно свидетельствующее о том, что она возражает, но вежливость победила.

- Да, конечно, - сдержанно произнесла она и подвинулась, задев при этом стоящую рядом с камнем холщовую сумку, достаточно большую, чтобы в нее поместились все ее пожитки.

  2