ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Удовольствие Темного Принца

Поставила бы 5, но героиня мне не понравилась. Двуличная что ли, ее как качели кидает в противоположные стороны,... >>>>>

Демон из тьмы

Пока это для меня лучшая книга из серии, небанальный сюжет, типаж героини сначала раздражал,но в дальнейшем она... >>>>>




Loading...
  1  

Ванесса Фитч

Просто неотразима

1

Джин впервые услышала о Лансе Диллоне в случайно подслушанном разговоре двух девушек, сидевших недалеко от нее.

— Подожди, сейчас увидишь его. Он невероятно красив!

Джин не была близко знакома с этими девушками, лишь знала их имена: о незаурядной внешности Ланса Диллона говорила Милли, а Лайза хихикала ей в ответ. Обе были весьма привлекательными блондинками с голливудскими белозубыми улыбками.

— Ты, должно быть, шутишь! — фыркнула Лайза. — У нашего профессора сын-красавчик? Это невозможно!

— Клянусь, так и есть, — настаивала Милли. — Спроси кого угодно.

Лайза огляделась и заметила Джин, сидевшую ближе всех.

— Давай спросим нашу англичанку, — хитро улыбнувшись, проговорила она.

Джин напряглась. Ей не хотелось попадать в неловкое положение.

— Ты уже видела нового по истории? — обратилась к ней Милли.

Девушка покачала головой.

— А что случилось с профессором Диллоном?

Милли округлила глаза.

— Ты что, с другой планеты?

Джин не стала отвечать. И почему всем что-нибудь от нее надо? Она ведь ни к кому не приставала, и им не стоило бы задевать ее.

— Не иначе как с Марса! — хихикнула Лайза.

Подружки весело рассмеялись.

Джин не видела в этом ничего смешного. Ей только хотелось, чтобы они оставили ее в покое.

— У профессора Диллона сердечный приступ, — сообщила всезнающая Милли.

— О… — Джин расстроилась. Ей всегда нравился старый профессор. — С ним все в порядке?

Милли пожала плечами. Ее не слишком интересовало здоровье преподавателя.

— Вот он, — прошипела она Лайзе, и обе мгновенно забыли о Джин.

Девушку это не огорчило. У нее никогда не было много друзей. Тренировки, занятия и еще работа не позволяли ей посещать молодежные сборища в колледже.

Без особого интереса Джин взглянула на вошедшего преподавателя, и ей пришлось признать, что более красивого мужчину она никогда не видела.

Он был очень высок, выше шести футов. Черные волосы, откинутые назад, открывали высокий лоб. Черты лица были классически правильными и казались высеченными из гранита. Сколько ему лет, трудно было определить, но это не имело никакого значения.

Джин не могла отвести взгляда от его пронзительно-синих глаз. На мгновение ей показалось, что она уже видела эти глаза раньше.

Мужчина оглядел аудиторию и быстро пробежал глазами по списку группы. Он не произнес ни слова, но стояла полная тишина.

— Меня зовут Ланселот Диллон, — произнес он сухим официальным тоном. — Друзья зовут меня Ланс, а вы можете называть профессором Диллоном, — по крайней мере, до тех пор, пока не станете известны так же, как, скажем, Джордж Вашингтон. Тогда зовите хоть Дураком.

Повисла тишина, а затем вся группа дружно рассмеялась. Все, кроме Джин. Ей не было смешно. Она уже начинала скучать по старому профессору, снисходительному, рассеянному и не придиравшемуся зря.

— Итак, ваши работы. — Он приподнял папку с тетрадями. — Я буду называть ваши имена, а вы подходите.

Так все и происходило. По ходу занятия молодой Диллон давал краткие комментарии. Он оказался более строг, чем его отец.

К счастью для Джин, в группе было еще пятнадцать студентов, так что отсутствие ее реферата оказалось незамеченным. По правде говоря, она вообще надеялась, что на нее профессор не обратит внимания. Так она старалась держаться и на других лекциях и семинарах, которые посещала в колледже — скромном учебном заведении в маленьком городке неподалеку от Бостона.

Пару раз она нервно вздрогнула, когда взгляд Диллона скользнул по ней. Но, по-видимому, она не привлекла внимания преподавателя. Джин решила вздремнуть, как обычно.

Обсуждение великих имен почти закончилось, когда удача повернулась к ней спиной: Диллон все-таки назвал ее имя. Если бы он не следовал алфавитному порядку, то Джин Кейси могла бы не беспокоиться до следующего раза.

— Джиневра Кейси? — повторил преподаватель. — О господи, Джиневра! Это невозможно!

Комический ужас, прозвучавший в его восклицании, вызвал всеобщий хохот.

Если поначалу сынок профессора и мог рассчитывать на ее симпатию, то теперь у него не осталось шанса. Что он нашел смешного в ее имени?

Все студенты, как по команде, обернулись в сторону виновницы веселья. Диллон приподнял бровь.

  1