ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сказки на ночь

Классный! Очень легко читается >>>>>

Пробуждение

Кому что... 4. >>>>>




Loading...
  2  

«Прекрасно», — пробормотала про себя Трейси, поднимая тяжелые чемоданы. Когда она, наконец, нашла этот телефон, то смогла только выдохнуть в трубку свое имя, так она запыхалась.

— Тейт? — произнес глухой голос.

— Да.

— Где вы?

— Здесь, — Трейси нахмурилась.

— Это здорово облегчает задачу.

— Я прямо напротив багажного отделения.

— Оставайтесь там, — сказал голос, и трубка замолчала.

— Какой брюзга, — подумала Трейси, опуская трубку. А ведь у техасских парней репутация весельчаков и всякое такое.

Трейси внимательно разглядывала людей в толпе, пытаясь вычислить будущего шофера. Ее взгляд остановился на лысом, широкоплечем мужчине, стоящем в стороне. На нем были надеты плотно облегающие фигуру выцветшие джинсы и ковбойка. Низко на лоб у него был надвинут стетсон[1], поля которого отбрасывали тень на большую половину его загорелого лица. Трейси позволила себе бросить еще один короткий взгляд на его узкие бедра и длинные мускулистые ноги, прежде чем переключила внимание на других присутствующих.

Вдруг боковым зрением она увидела, как этот высокий мужчина начал двигаться в ее направлении, и мысленно обругала себя за то, что так пристально рассматривала его. Он, конечно же, уловил, как она разглядывала его, и сейчас собирался, вероятно, пригласить ее на рюмочку. Трейси привела в порядок свой внешний вид и придала лицу скучающее выражение, прежде чем ковбой остановился перед ней.

— Тейт? — спросил он бархатным голосом.

— Да, — ответила она, крайне удивленная.

— Мэтт Рамсей, — представился он, быстрым движением пальцев прикоснувшись к краям шляпы. — Оба эти чемодана ваши?

— Да, но…

— Пойдемте, — сказал он, безо всякого труда поднимая ее чемоданы, будто они были пустыми, и пошел к выходу.

Трейси уже открыла рот, чтобы начать разговор, но тут же вынуждена была закрыть его, так как вдруг отчетливо осознала, что Мэтт Рамсей шел, не обращая на нее никакого внимания, как будто ее здесь не было вовсе. Она поспешила за ним, ее каблуки выбивали дробь по полу, уложенному плитками. Мэтт Рамсей! Сын Кендала Рамсея! Ей и в голову не могло прийти, что за ней приедет такая большая «шишка». Итак, они все же осознали, как им невероятно повезло, что их выбрали для статьи в журнале «Детройтская строка», и сейчас готовы были встретить ее хлебом-солью. Вообще-то говоря, Мэтт Рамсей так и не улыбнулся, когда встречал ее. Боже, какой он был огромный. Рост у него, должно быть, был под два метра, а эти плечи!.. Ого-го!

— Мистер Рамсей, — сказала Трейси, — вы не могли бы идти помедленнее?

— Что? Ох, извините, — сказал он, укорачивая шаги и оглядываясь на нее.

— Спасибо, — промямлила Трейси, решив про себя, что второй раз получила возможность взглянуть на Мэтта. И порадовалась в душе, что ее первое впечатление только усилилось. Он был великолепен. Лицо его, с высокими скулами и квадратным подбородком, напоминало рекламных ковбоев. Волосы, спускающиеся до воротника рубашки, были темными и слегка завивались на кончиках, как бы показывая, что их нужно подравнять. Глаза такого невероятного голубого оттенка Трейси еще видеть не приходилось. На минутку она даже решила, что он носит контактные линзы. Нет, наверное, нет. В этих местах слишком много пыли.

— Я благодарна вам за то, что вы встретили меня, — мило сказала Трейси, когда они направлялись к выходу из аэропорта.

— Все мои люди были заняты, — буркнул Мэтт.

«К черту, пусть меня извинят, но все к черту», — возмущенно думала Трейси. Бог простит ее за то, что она нарушила планы такой важной в этих местах «шишки». Неудивительно, что он был так недоволен. Ясно, что он был не рад тому, что ему пришлось выполнять такое тривиальное поручение. Лучше будь вежлив со мной, мысленно предупредила его Трейси, иначе я неправильно укажу твое имя в статье.

Мэтт коснулся ногами в высоких ботинках резинового коврика у двери, и стеклянные панели входа распахнулись. Трейси прошла за ним и замерла от изумления. Жара накатила на нее с неимоверной силой, затрудняя дыхание. В одну секунду она ощутила, что не может сделать ни шага.

— О Боже, — прошептала она. — Ну и жара!

Мэтт помедлил только одно мгновение, одарив ее взглядом, который явно говорил, что ее утверждение было отнюдь не шедевром ума.

— Нормальный июль, — пробурчал он. — Моя машина стоит вон там, на стоянке.


  2