ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА




Loading...
  2  

Да, нельзя было терять времени. Розлинн поняла это, когда Джорди очередной раз попросил ее выйти за него замуж сразу после оглашения завещания, и она в очередной раз отказала. Она и Нетто уехали поздней ночью, и у нее просто не было времени ни для огорчения, ни для сожаления об обещании, данном ею дедушке. Итак она провела в печали последние два месяца, когда стало известно, что дни Дункана сочтены. Болезнь так мучила его, что последние семь лет были почти потеряны для жизни и только шотландское упрямство помогало ему держаться столько времени. Нет, она не должна сожалеть о его уходе — ведь, наконец, закончились его страдания. Но, Боже, как она тосковала по своему дорогому старику, заменявшему ей и мать, и отца на протяжении всех этих лет.

— Не горюй обо мне, девочка, — сказал он Розлинн за неделю до смерти, — я запрещаю тебе. Ты отдала мне слишком много лет, слишком много потерянных лет, и я не хочу, чтобы ты потеряла хотя бы еще один день после того, как я уйду. Ты должна мне обещать это.

Еще одно обещание деду, которого она так любила, воспитавшему, кормившему и лелеявшему ее с тех пор, как его дочь вернулась с шестилетней Розлинн на руках. Что может изменить еще одно обещание, ведь она уже дала ему самое главное обещание — то, которое заставляло ее сейчас так переживать?

Но в конце концов времени на раздумье просто не оказалось, и само собой получилось, что Розлинн выполнила это обещание.

Увидев, что Розлинн повернулась опять к окну, Нетти нахмурилась, понимая, что та снова думает о Дункане Кэмероне.

"Грэмп» — так непочтительно она называла деда (и только это сердило его) с того дня, как мать впервые привезла ее в Кэмерон-холл.

О, как этот маленький бесенок любил сердить строгого старого шотландца, и как усердно она дразнила его и вообще сколько причинила ему бед!

Они обе будут скучать по нему, но сейчас столько нужно обдумать — они уже подъезжают к гостинице.

Розлинн наклонилась вперед и посмотрела в окно, луч солнца осветил ее лицо, дотронулся до волос и они стали похожими на вечернюю зарю. Такие же красивые рыже-золотые волосы были у Джанет, ее матери. А у Нетти волосы были черные, как уголь, и грустно-зеленые глаза, словно озера, отражавшие крону дуба. У Розлинн же были глаза Джанет — карие. С золотыми бликами. Да и все в Розлинн было чрезвычайно похоже на Джанет Кэмерон, какой та была до своего отъезда из родительского дома вместе с англичанином. И ничего не было в Розлинн от отца, того самого англичанина, который навсегда украл сердце Джанет, так что она превратилась просто в свою собственную тень после трагического несчастного случая, его убившего. Год спустя Джанет и умерла именно из-за того, что уже никогда не смогла стать собой. Слава Богу, у Розлинн был дедушка. Семилетний ребенок, потерявший обоих родителей, нашел счастливый приют у старого шотландца, любившего осиротевшую внучку до безумия и исполнявшего любой ее каприз.

"О, я такая глупая девчонка — думаю о мертвых, когда будущее так неясно», — спохватилась Розлинн.

— Будем надеяться, что здесь кровати будут мягче, чем прошлой ночью, — обратилась она к Нетти, когда их экипаж остановился у деревенской гостиницы. — Уже это одно заставляет торопиться в Лондон. У Френсис нас всегда ждет удобная кровать.

— Ты хочешь сказать, что не будешь рада просто снова увидеть свою лучшую подругу после стольких лет разлуки?

Розлинн с удивлением скользнула взглядом по Нетти.

— Конечно, конечно, я рада. Не могу дождаться, когда увижу ее опять. Но обстоятельства вовсе не располагают к приятной встрече подруг, не так ли? Я имею в виду, что нельзя терять времени, нам с Френсис придется нанести массу неотложных визитов. О, проклятый Джорди, чтобы он провалился, — добавила она, нахмурив брови. — Если бы не он…

— Тебе не надо было давать обещаний, и мы бы не были сейчас здесь. И нечего теперь хныкать, не так ли? — возразила Нетти.

Розлинн усмехнулась:

— А кто плакал прошлой ночью, лежа на жесткой постели, что не может дать отдых уставшему телу? — Кетти фыркнула и выпихнула Розлинн из экипажа, едва кучер открыл дверцу и подал ей руку.

Пенять ей, что она не может провести несколько ночей без удобств, думала Нетти, глядя на выпрыгивающую из экипажа Розлинн, крайне несправедливо. И легкость, с какой девушка соскочила на землю, заставила Нетти ощутить груз своих собственных лет. Пусть кровать будет хоть из камня, — ты не скажешь ни слова. Иначе конца не будет шуточкам этой девчонки. Но Нетти усмехнулась и встряхнула головой. Немного подразнить — вот что нужно сейчас Розлинн, чтобы отвлечься от мыслей о будущем. Кровать может быть мягкая как пух, но тебе лучше сказать, что она набита камнями.

  2