ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Крупным планом

Можно почитать разочек. >>>>>




Loading...
  2  

Джип плавно пронесся по снегу, засыпавшему обочину, опасно повернулся и резко затормозил. Гейб пережил несколько неприятных мгновений, думая, что сейчас перевернется, как черепаха. Затем ему ничего не оставалось, как только сидеть, смотреть и надеяться, что другому водителю повезет так же.

Встречная машина преградила ему путь.

Прошло всего несколько секунд, но Гейб успел подумать, каким сильным был бы удар, если бы эта машина врезалась в него. Наконец водителю удалось выровнять машину. Когда между ними оставался только фут, она резко затормозила, развернулась во избежание столкновения и беспомощно заскользила к ограждению.

Гейб включил запасные тормоза и вылетел из джипа, когда машина налетела на металл.

Он бы упал лицом, но ботинки удержали его, пока он несся по дороге. Прогремел удар... еще удар... правая сторона капота выпятилась вперед, а складной верх над пассажирским сиденьем сжался, как меха аккордеона. Гейб поморщился, представив себе, что произошло бы, если бы автомобиль ударился об ограждение стороной водителя.

Пробиваясь сквозь снег, он сумел подобраться к покалеченной машине. Перед его взором предстала фигура, скорчившаяся над рулем, и он дернул дверцу. Она не открылась. У него душа ушла в пятки. Он принялся стучать в окно.

Фигура пошевелилась — это была женщина с густой копной светло-пшеничных волос, рассыпавшихся по плечам темного пальто.

Он увидел, как она подняла голову и сняла лыжную шапочку. Потом повернулась к окну и уставилась на него.

Женщина была белой как мрамор. Даже губы у нее побелели.

Радужные оболочки больших темных глаз почти почернели от шока. И она была красива, потрясающе, головокружительно красива! Глазом художника он отметил намек на ромбовидное лицо, выдающиеся скулы, полную нижнюю губу. Но он отбросил эти мысли и снова застучал по стеклу.

Она заморгала и замотала головой, словно пытаясь немного встряхнуться. Когда состояние шока прошло, он увидел ясные голубые глаза, полные тревоги. Она быстрым движением опустила стекло.

Вы ранены? — спросила она прежде, чем он успел что-либо сказать. — Я вас ударила?

Нет, вы врезались в ограждение.

Слава богу! — Она на минутку откинулась на сиденье. Губы у нее были сухими, как пыль. А сердце, хотя она уже овладела собой, бешено колотилось. — Я начала скользить, спускаясь с горки. Я думала... я надеялась... что мне, может быть, удастся как-то справиться с ситуацией. А потом увидела вас и поняла, что столкновения не избежать.

Так и было бы, если бы вы не свернули к ограждению. — Он снова глянул на перед ее машины. Ущерб мог быть и хуже, значительно хуже, если бы она ехала хоть немного быстрее... Впрочем, что толку размышлять? Он снова повернулся к ней и принялся искать на ее лице следы контузии.

Вы в порядке?

Да. Думаю, да. — Она снова открыла глаза и попыталась улыбнуться ему. — Простите! Я, наверное, вас не на шутку напугала?

По меньшей мере. — Но страх уже прошел. — Какого черта вы здесь делаете?

Подавляя желание выругаться, она отстегнула ремень безопасности, сделала несколько долгих, глубоких вдохов и успокоилась.

Я, наверное, не туда повернула из-за этого снегопада. Я хотела попасть в Лоунсом-Ридж и устроиться там на ночлег. Это ближайший город, и я боялась переезжать через перевал. — Она посмотрела на ограждение и содрогнулась. — Вот и все. Ума не приложу, что теперь делать с машиной? Как ее вытащить?

Не сегодня.

Гейб, нахмурившись, засунул руки в карманы. Снегопад все продолжается, на дороге никого, и вряд ли кто-то появится. Если он развернется и уедет на своем джипе, оставив ее на произвол судьбы, она до смерти замерзнет прежде, чем подоспеют спасатели или снегоуборщики. Как бы ему ни хотелось снять с себя ответственность, он не может оставить женщину одну на дороге в такую метель.

Самое лучшее, что я могу сделать, — это взять вас с собой. — В его голосе не было ни радушия, ни дружелюбия. Да она ничего подобного и не ожидала. Он сердит и раздражен из-за того, что в него чуть не врезались и доставили ему серьезные неприятности, и это вполне естественно.

Простите.

Он пожал плечами, поняв, что нагрубил.

—На вершине холма поворот к моему дому. Вам придется оставить вашу машину и поехать на моем джипе.

Я буду вам очень признательна. — Мотор был выключен, окно открыто, и ее начал пробирать холод. — Прошу прощения за то, что стану вам обузой, мистер...

  2