ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сицилийский ревнивец

Это просто позор, а не книга. >>>>>

Ревнивый опекун

Восторга не вызвал... Главные герои всё время только собачатся, даже нормально поговорить не могут... Ведут себя,... >>>>>



загрузка...


  3  

– Боже правый, что на тебя нашло? – Голубые глаза Луизы округлились от удивления при виде разодетой Элинор. – Обычно ты выглядишь как старушка!

Элинор передернуло от такого сравнения, зеленые глаза затуманились. Ее упорное нежелание носить модную одежду, скорее всего, коренится в язвительных атаках отца на любой наряд, открывающий колени или обтягивающий ее соблазнительную фигуру. Университетский профессор и безнадежный сноб, Эрнест Темпест всегда был неоправданно критичным отцом для своего единственного чада. Только теперь, уйдя из дома, Элинор смогла расправить крылья и немного расслабиться, но приходилось признать, что, несмотря на одобрение внимательных и заботливых продавцов, она не осмеливалась даже примерить красивые платья, не то чтобы купить их.

Элинор попыталась припомнить свое отражение в зеркале, придавшее ей уверенности. Аккуратный крой платья выгодно подчеркивал ее хрупкую фигуру, но слишком уж открывал стройные ноги. Под критическим взглядом подруги Элинор неуверенно провела рукой по расшитому бисером лифу:

– Я просто влюбилась в него.

Луиза закатила глаза.

– Ну, теперь ты вполне можешь позволить себе модные вещи, – сухо произнесла она. – Какова жизнь в королевской семье Кварама? Ты, должно быть, уже сколотила немалый капиталец.

– Шутишь? – поспешила отразить атаку Элинор. – Деньги, знаешь ли, нелегко достаются. Работать приходится очень много…

– Какая чушь! У тебя всего лишь один ребенок под присмотром, да и тот ходит в садик, – возразила Луиза, подавая Элинор бокал блестящей жидкости. – Выпей! Нечего сидеть с кислой физиономией в свой двадцать первый день рождения!

Элинор пригубила приторно-сладкого напитка. Он не пришелся ей по вкусу, но не хотелось ссориться с Луизой, которая воспринимала любой вид трезвости как брошенный лично ей вызов. Девушки вместе учились в колледже и с тех пор дружили, но Элинор остро ощущала сквозившую неприязнь. Луиза уже несколько месяцев не могла найти приличное место и явно завидовала удаче Элинор.

– Как работа? – не унималась Луиза.

– Принц с женой часто уезжают за границу или проводят выходные в Лондоне, и я постоянно нахожусь с Захрой. На деле я больше чувствую себя ее мамой, чем няней, – пожаловалась Элинор. – Забочусь обо всем, что касается девочки… даже посещаю учебные мероприятия!

– Ну, даром такие деньги платить тебе никто не будет! – усмехнулась Луиза.

– Да, везде свои недостатки.- Элинор легко пожала плечами, показывая, что давно смирилась с несовершенством этого мира. – Вся остальная прислуга прибыла из Кварама и говорит на своем родном языке, так что мне и словечком перекинуться не с кем. Довольно одиноко себя чувствую. Не пора ли идти? Наш транспорт прибыл.

Когда принц Мурад узнал о дне рождения Элинор, он подарил ей билеты в модный ночной клуб Лондона и настоял на том, чтобы она отправилась туда в лимузине с шофером. Та же машина должна была доставить ее обратно домой в конце вечера.

– Двадцать один год раз в жизни бывает, – жизнерадостно заявил отец Захры. – Возьми все от молодости. Время летит так быстро. На мой двадцать первый день рождения отец вывез меня на соколиную охоту в пустыню и поведал о вещах, которые пригодятся мне, когда я займу место короля. – Принц криво усмехнулся. – Мне и в голову не могло прийти, что тридцать лет спустя я все еще буду ждать своего часа. Не то чтобы я жаловался, конечно; мой достопочтенный отец – мудрый правитель, и любой мужчина должен следовать его примеру.

Принц Мурад – человек великодушный, подумала Элинор. После смерти матери, когда Элинор едва исполнилось десять, она была лишена любви и ласки и до сих пор ощущала невосполнимую потерю. Вот бы ее собственному отцу хоть каплю тепла и доброты принца!

Пока Луиза визжала от восторга, разглядывая лимузин, Элинор размышляла о том, что отец никогда не интересовался ею. Не важно, насколько усердно она училась, результаты экзаменов все равно не удовлетворяли его. Он часто повторял, что стыдится ее глупости и что она – главное разочарование всей его жизни. Ее решение стать няней привело его в ярость. Тени прошлого постоянно преследовали ее, и Элинор казалось, что у нее вовсе нет семьи. В конце концов отец женился повторно, даже не пригласив дочь на свадьбу, и вел себя так, будто у него вообще не было дочери.

– Я читала статью о принце Мураде в журнале, – сказала Луиза. – Там намекали, что он любитель положить глаз на дамочек и что у него случаются интрижки на стороне. Ты там смотри с ним поаккуратнее!

  3